С чего начался 2020-й?
Аналитика

С чего начался 2020-й?

5 февраля , 16:04Сергей Кузнецов
Обвал цен на газ и замедление «сланцевой революции»

Центр энергетики Московской школы управления «Сколково» выпустил ежемесячный обзор мирового нефтяного и газового рынков. Главные тенденции по газу — затоваривание рынка и значительное падение мировых цен на газ. По нефтяному сектору определяющий тренд — замедление роста добычи сланцевой нефти в США. Однако опрошенные «НиК» эксперты считают, что нет поводов драматизировать ситуацию.

Аналитики «Сколково» отмечают: цены на газ падают на всех рынках. Цены «пробивают дно» в Европе, Азии, США. «Это небывалая ситуация для зимнего периода за всю историю наблюдений, — говорится в отчете. — На биржевых площадках в США цены сейчас порядка $70 за тысячу кубометров, в Европе — около $120, в Азии — порядка $140».

Главная причина столь серьезного обвала цен, указанная в обзоре — переизбыток газа.

Например, эксперты «Сколково» обращают внимание на погодный фактор в США. Как следует из аналитического материала, погода в 48 штатах в целом была теплее среднего уровня. В результате запасы газа в ПХГ США на 17 января составили порядка 83 млрд куб.м, что на 23% больше, чем год назад, и на 9% выше пятилетнего среднего показателя. При этом добыча газа в США растет рекордными темпами (порядка 2,7 млрд куб.м в сутки, что на 8% выше, чем в январе 2019 года).

В случае с азиатским рынком эксперты среди определяющих ценовых факторов переизбытка газа отмечают мягкую зиму и, кроме того, более сдержанные, нежели ожидалось, темпы роста спроса на газ со стороны Китая. Последнее обстоятельство, по всей видимости, внесет серьезные коррективы в долгосрочные тренды. По прогнозу Petrochina, в 2020 году потребление газа в стране вырастет на 8,6%, до 330 млрд куб.м, и это будут самые медленные темпы роста за последние четыре года. Также со ссылкой на агентство ICIS в обзоре «Сколково» приводится мнение, что на темпах потребления газа в КНР скажется коронавирус, который будет сдерживать экономическое развитие страны, а следовательно, окажет влияние и на газовый рынок.

Европейский газовый рынок, по оценкам экспертов Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», также затоварен. По состоянию на 28 января в ПХГ Европы находилось порядка 78 млрд куб.м газа, а уровень заполнения составлял 72%. Год назад в ПХГ было около 58 млрд куб.м газа (54%-ный уровень заполнения). При этом интересен расклад сил основных поставщиков газа в Европу. Так, Норвегия сохранила поставки газа в континентальную Европу и Великобританию на уровне января прошлого года. Увеличились поставки СПГ: в январе 2020 года в ГТС Европы было поставлено 10 млрд куб.м регазифицированного СПГ (в январе 2019 года — 7,7 млрд куб.м). А вот поставки газа «Газпрома» в Европу в январе упали катастрофически. Если за 27 дней января 2019 года по основным газотранспортным магистралям (не включая «Голубой поток») было поставлено свыше 15 млрд куб.м газа, то за аналогичный период этого года — чуть более 10 млрд куб.м. При этом в начале года «Газпром» продавал большие объемы газа через свою электронную торговую площадку по ценам ниже средних по портфелю компании.

Опрошенные «НиК» аналитики расходятся во мнениях при оценке причин снижения мировых цен на газ. Алексей Кокин из УРАЛСИБа считает, что «тенденция снижения цен на газовом рынке больше связана с погодой, чем с долгосрочным трендом. Вряд ли кто-то ожидал такой ценовой слабости в начале года». Аналитик добавляет: «Снижение поставок “Газпрома” я бы не драматизировал. Возможно, это связано с тем, что компания нарастила продажи в III и IV квартале прошлого года для заполнения ПХГ и трейдерам, которые прогнозировали риски снабжения в начале 2020 года. Думаю, что в снижении поставок погода сыграла более существенную роль, чем другие факторы и, в частности, конкурентные проблемы».

Алексей Калачев, аналитик ГК «ФИНАМ», считает, что «снижение цен на газ происходит под влиянием избыточного предложения в условиях необычно теплой погоды». «Избыток газа на рынке обеспечивается, с одной стороны, ростом предложения СПГ, производство которого растет повсеместно. А с другой стороны, европейский рынок оказался переполнен газом к началу года. В ожидании разрешения ситуации с украинским транзитом, исход которой до самого конца прошлого года оставался неясным, европейские газовые хранилища были заполнены более чем на 90%. Теплая погода и избыток предложения пока не дают оснований для роста цен. Хотя технически цена находится в районе уровня поддержки, откуда она разворачивалась в 2012 и 2016 году. Если верить в этот четырехлетний цикл, то вскоре можно ожидать разворота в сторону роста. Несмотря на то что пока не видно объективных причин для этого», — говорит Калачев.

Аналитик ГК «ФИНАМ» уверен, что «Газпрому» придется учитывать новую реальность газового рынка, связанную с ростом поставок СПГ: «Заполнение европейских подземных хранилищ в конце прошлого года, в том числе и самим “Газпромом”, обусловило снижение экспорта в январе, которое было вполне ожидаемым, если вы верили, что транзитный договор с “Нафтогазом” будет подписан. Это, можно сказать, определенная плата за политический риск. В течение года, я полагаю, ситуация стабилизируется и объемы экспорта газа восстановятся. Хотя и не в полном объеме. Все-таки ситуация на газовом рынке меняется. Более мобильный, более технологичный, менее привязанный к монопольным поставкам СПГ в перспективе будет теснить трубопроводный газ даже на рынках, привязанных к трубе. Тем более у СПГ больше перспектив для расширения географии, чем у трубопроводных поставок».

Как отмечает Калачев, «СПГ потенциально интереснее мировой экономике, поскольку притягивает инвестиции. Это новое судостроение, строительство заводов по сжижению, терминалов для регазификации, криоконтейнеры для перевозки, новые энергогенерирующие мощности и модернизация старых. Это новые инвестиции и новые рабочие места. В то время как строительство газопроводов дает работу только трубникам и трубоукладчикам, да и то лишь на время прокладки. Эти процессы придется учитывать “Газпрому” в дальнейшей стратегии развития».

Доцент НИУ ВШЭ Станислав Рогинский при анализе текущей ситуации обращает внимание на роль СПГ: «Ключевым фактором снижения цен на газ является масштабный выход на мировой рынок больших объемов американского СПГ — того самого, который так любили показывать в виде капелек кофе по сравнению с полной чашкой кофе “Газпрома” на Днях инвестора. Теперь “Газпрому” предстоит столкнуться на деле с конкуренцией этих скромных “капелек” на фоне замораживания американцами строительства “Северного потока — 2” и необходимости переплаты за транзит через Украину».

Станислав Рогинский уверен, что в случае с падением цен на газ речь идет о долгоиграющем тренде: «В основе же современной ситуации — явное преобладание предложения над спросом. Представляется, что данная ситуация продлится ближайшие несколько лет, поскольку Северная Америка и некоторые другие поставщики будут вводить новые производственные объемы, а спрос не будет поспевать за предложением. При этом на рынке газа сейчас в принципе отсутствуют механизмы балансировки цен, такие как соглашение ОПЕК+ на рынке нефти. Форум стран — экспортеров газа, к сожалению, так и не смог стать консолидирующей силой этих стран и реальным координатором их действий в подобной ситуации, несмотря на имеющиеся у него потенциальные возможности для таких действий».

Перепроизводство — главная тема и в нефтяном секторе.

Аналитики Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» отмечают рекордный уровень добычи нефти в США. Итоги 2019 года — 12,2 млн баррелей в сутки (б/с), что на 1,3 млн б/с больше, чем в 2018 году. При этом добыча нефти из плотных коллекторов составила 64% от общей добычи, или 7,7 млн б/с.

Тем не менее в качестве главного тренда эксперты «Сколково» обращают внимание на замедление темпов роста добычи сланцевой нефти. «После рекордных показателей роста добычи сланцевой нефти в 2018 году (на 1,6 млн б/с), сравнимых с годовой добычей Алжира или Анголы, рост на 1,1 млн б/с выглядит провалом», — говорится в обзоре. Правда, справедливости ради указывается, что «сланцевая промышленность США до 2018 года демонстрировала более скромный рост, а в период низких цен на нефть он и вовсе был отрицательным».

Причина замедления роста добычи нефти сланцевых плеев, по мнению авторов обзора, кроется в снижении количества буровых установок, которое за период с декабря 2018 по декабрь 2019 года сократилось почти на четверть, до 685 единиц. Снижение количества буровых установок, говорится в материале, произошло из-за снижения капиталовложений, на что повлияли нефтяные котировки. Так, средняя спотовая цена нефти марки WTI в Кушинге снизилась до $57 за баррель в прошлом году по сравнению с $65 за баррель в 2018-м.

Аналитики Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» не склонны переоценивать замедление темпов добычи сланцевой нефти в США и обращают внимание на технологическую составляющую: «Развитие технологий совершенствуется: удешевление цифровых технологий, увеличение длины горизонтальных скважин, закачка большего объема пропанта и рост скорости бурения новых скважин помогли увеличить производительность скважин, контролировать расходы, расширить ресурсную базу сланцевой нефти, а также увеличить эффективность поиска наиболее продуктивных мест».

Что будет со сланцевой добычей дальше? Авторы из «Сколково» констатируют: «Управление энергетической информации США прогнозирует дальнейшее замедление роста добычи сланцевой нефти: в 2020 году он составит лишь 0,8 млн б/с. ОПЕК прогнозирует рост добычи на 1,3 млн б/с. Прогнозы МЭА варьируются от 0,73 млн б/с при средней цене нефти $65 за баррель и до 1,5 млн б/с при среднегодовой цене $70 за баррель. Тем не менее, несмотря на замедление темпов роста, добыча сланцевой нефти в ближайшие годы будет расти, пусть и более медленными темпами».

Эксперты, с которыми беседовал «НиК», сдержанно оценивают ситуацию с американским сланцем. Алексей Кокин из УРАЛСИБа отмечает, что, «почти по всем прогнозам, рост добычи сланцевой нефти в США будет продолжаться по крайней мере до 2025 года. И на сегодняшний день не очень понятен уровень, на котором этот рост остановится. Компании, добывающие сланцевую нефть, постоянно совершенствуют технологии и снижают издержки».

Алексей Калачев, аналитик ГК «ФИНАМ», комментирует, что «замедление темпов роста сланцевой нефтедобычи было прогнозируемо и ожидаемо. Любая индустрия не растет бесконечно и рано или поздно достигает предела. Это не значит, что сланцевая нефтедобыча в США начнет сокращаться. Просто от достигнутой, уже довольно высокой базы относительные изменения начинают выглядеть более скромно. В перспективе добыча может вообще выти на плато с более-менее постоянными объемами. Но до этого времени еще может произойти по крайней мере один рывок, связанный с завершением строительства трубопроводов от районов добычи к перевалочным терминалам. Это может придать новый импульс сланцевой отрасли».

Николай Иванов, заведующий сектором «Энергетические рынки» Энергетического департамента Института энергетики и финансов, говорит, что «если посмотреть на график добычи нефти плотных коллекторов по различным формациям США, то спад темпов роста виден только при очень внимательном рассмотрении — скептиков он вряд ли утешит».

«“На понижение” сланцевых перспектив играют сейчас Schlumberger и Halliburton, — говорит Иванов, — эти технологические гиганты разочаровались в сланцевой добыче, списали убытки на миллиарды долларов и объявили, что теперь сосредоточатся на глубоководной добыче. Это логично: свое место, соответствующее их амбициям, на американском рынке они так и не нашли».

Скептически оценивает эксперт и прогнозы относительно сланцевой нефти: «Важно понимать, что никто не обладает сокровенным знанием и достоверными моделями среднесрочного прогнозирования сланцевой добычи. Это вопрос оценок, поскольку исходные параметры находятся в постоянном движении, всё меняется, условия работы отрасли зависят от множества факторов. До сих пор каждый год появлялись новые обстоятельства, которые существенным образом корректировали прогнозы: совершенствование технологий, внедрение технологий искусственного интеллекта, использование новых материалов, нахождение новых источников пропанта, инфраструктурные ограничения, ввод новых трубопроводов и т. п.».

Сергей Кузнецов

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter