Кувейтец вместо нигерийца: куда поведет ОПЕК новый генеральный секретарь?

Аналитика
Кувейтец вместо нигерийца: куда поведет ОПЕК новый генеральный секретарь?
Кувейтец вместо нигерийца: куда поведет ОПЕК новый генеральный секретарь?
5 января, 12:46Перевод: Сергей ТанакянФото: alarabiya.net
Уход нигерийца Мохаммеда Баркиндо с поста генсека ОПЕК и назначение кувейтца Хайтама аль-Гайса — одновременно печальная и радостная новость

Предстоящий уход нигерийца Мохаммеда Баркиндо с поста генерального секретаря ОПЕК и назначение на его место кувейтца Хайтама аль-Гайса — это одновременно печальная и радостная новость, считает известный саудовский журналист Ваэль Махди, редактор отдела бизнес-новостей портала Arab News и соавтор книги «ОПЕК в мире сланцевой нефти: куда дальше?». По его мнению, Баркиндо благодаря своему дипломатическому таланту смог успешно провести организацию сквозь один из самых сложных периодов в ее истории, но и предшествующая биография его преемника не оставляет сомнений в том, что ОПЕК будет двигаться намеченным курсом без резкой смены ориентиров.

Мохаммед Баркиндо, стоявший во главе ОПЕК целых шесть лет, был настоящим дипломатом не потому, что каждому, кто занимает этот пост по умолчанию, предоставляется такой статус, а благодаря своему знанию, как наводить мосты между людьми, различными группами и, что наиболее важно, своенравными министрами нефти стран ОПЕК, считает Ваэль Махди.

Однако Баркиндо передаст эстафету другому зарекомендовавшему себя дипломату, добавляет саудовский журналист. Отец Хайтама аль-Гайса служил во внешнеполитическом ведомстве Кувейта, а сам новый глава ОПЕК представлял свою страну в этой организации с 2017 по 2021 годы. Благодаря долгим годам работы в других странах Хайтам аль-Гайс, окончивший Университет Сан-Франциско и занимавший ряд постов в Kuwait Petroleum Corporation, знает «много языков на многих языках».

За последние 15 лет это первый случай, когда во главе ОПЕК оказывается представитель стран Персидского залива: до Мохаммеда Баркиндо организацию почти десятилетие возглавлял ливиец Абдаллах Салем эль-Бадри, а до этого — еще один нигериец, Эдмунд Даукору. В то же время в последние годы именно Кувейт делегировал в ОПЕК компетентных руководителей исследовательского подразделения Аднана Шихаб-Элдина и Хасана Кабазарда. Первый из них также исполнял обязанности генерального секретаря ОПЕК в 2005 году.

Кроме того, журналист отмечает, что процесс отбора нового генерального секретаря ОПЕК был непривычно постепенным для этой организации.

Раньше за должность первого человека в ОПЕК велась острая борьба, поскольку все страны, участвующие в картеле, хотели получить для себя эту престижную функцию.

Последняя такая схватка произошла незадолго до того, как главой ОПЕК был избран Мохаммед Баркиндо. Противостояние Саудовской Аравии, Ирака и Ирана привело к тупику, поскольку каждая страна настаивала на собственном кандидате. Безвыходная ситуация затянулась на три года, благодаря чему Абдаллах эль-Бадри получил редкую возможность возглавить ОПЕК три срока подряд, став абсолютным рекордсменом по пребыванию в этой должности. В то же время устав ОПЕК предусматривает, что шесть лет (два трехлетних срока) во главе организации — это максимальный срок.

Назначение нигерийца Баркиндо было компромиссом, позволившим выйти из тупика в ситуации, когда мировые цены на нефть находились на уровне около $30 за баррель.

Теперь же других кандидатов, помимо Хайтама аль-Гайса, не было.

Как это произошло? Почему на сей раз за пост генерального секретаря ОПЕК не было продолжительной схватки? Ваэль Махди предлагает четыре объяснения.

Во-первых, сейчас сама ОПЕК находится в тени альянса ОПЕК+, в формировании которого принимал активное участие Мохаммед Баркиндо. Именно коалиция ОПЕК+ стала важнейшим игроком на мировом рынке нефти, так что роль ОПЕК оказывается менее значимой, а следовательно, затяжная борьба за пост руководителя картеля становится не столь интересна для входящих в него стран.

Во-вторых, новый дипломатический курс Саудовской Аравии — ключевого участника ОПЕК — в последние годы привел к тому, что в ОПЕК началась новая эпоха. Например, саудовские отношения с Ираком как никогда близки, что, опять же, снижает, возможности для борьбы за первенство в ОПЕК. При этом у Ирана есть собственный фронт, отвлекающий все внимание республики — переговоры в Вене с мировыми сверхдержавами по возобновлению ядерной сделки и снятию американских санкций. К тому же из-за санкций Иран не является полноценным участником ОПЕК+ — квоты по ограничению добычи на него не распространяются.

В-третьих, цены на нефть сейчас находятся на уровне, который устраивает всех членов ОПЕК, поэтому они не видят оснований подавать какие-либо поводы для взаимных конфликтов, которые могли бы стать негативным сигналом для рынка. Саудовская Аравия делает большую работу по управлению рынком в сотрудничестве с Россией, а последняя полностью поддерживает саудитов.

Поэтому другие страны ОПЕК, в том числе Иран, не хотят огорчать Москву.

Наконец, меняется ситуация внутри ОПЕК. Благодаря своему нынешнему составу представительства в ОПЕК Саудовская Аравия проделывает огромную работу по наведению мостов с другими участниками организации, и это снижает вероятность разногласий между ними.

Вне зависимости от того, почему смена руководства ОПЕК на сей раз произошла без открытых конфликтов, факт остается фактом: ОПЕК посылает очень позитивный сигнал мировому нефтяному рынку — организация стабильна, она сильнее, чем когда-либо, а слухи о ее смерти сильно преувеличены, резюмирует Ваэль Махди. Именно в этом контексте надо понимать и серию ежемесячных решений ОПЕК+ о возвращении на рынок по 400 тысяч баррелей в сутки — это еще один сигнал рынку о стабильности отношений участников альянса.

Сюжеты:
ОПЕК
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter