Свет и тени узбекского ТЭК
Аналитика

Свет и тени узбекского ТЭК

4 сентября, 14:35
Узбекистан повышает свою инвестиционную привлекательность, однако риски работы в республике также растут

В СНГ сменился фокус внимания международных инвесторов. Еще недавно наиболее перспективным местом для капиталовложений был Казахстан, теперь в инвестиционном сообществе обсуждают новости Узбекистана. Перемены, происходящие в местном инвестиционном климате, наступают друг другу на пятки.

Президент Шавкат Мирзиёев предлагает иностранным компаниям различные варианты создания нефтегазовых бизнесов, меняет структуру кабинета министров для привлечения внешних капиталов, обещает изменение законодательства для инвесторов. Некоторые правительственные чиновники обязаны работать по ночам, чтобы иностранные предприниматели имели круглосуточную возможность задать интересующие вопросы.

Но инвесторы не должны терять голову от гостеприимства. При внимательном рассмотрении преобразований становится ясно, что в Узбекистане стало больше не только возможностей, но и рисков. Некоторые инвесторы уже столкнулись с ними.

Проконсультировать инвестора ночью и по прилету

Агентство по привлечению иностранных инвестиций при Министерстве инвестиций и внешней торговли недавно создано постановлением № 621 премьер-министра Абдуллы Арипова. Основные направления деятельности ведомства — «участие в реализации государственной политики, направленной на привлечение иностранных инвестиций, создание благоприятных условий для иностранных инвесторов с учетом интересов страны».

В ближайшие десятилетия Узбекистан рассчитывает привлечь $10 млрд в 17 проектов государственно-частного партнерства, включая нефтегазовые контракты.

Недавно утвержденная Концепция развития нефтегазовой отрасли до 2030 г. предусматривает осуществление 30 инвестиционных проектов геологоразведки, добычи, глубокой переработки и транспортировки углеводородов. Совокупный объем инвестиций в проекты оценивается в $36,5 млрд. Правительство планирует передать иностранцам более 50 нефтяных месторождений для разработки на условиях риск-контрактов.

Источники в Ташкенте отмечают, что агентство сформировано на базе Специальной группы по содействию зарубежным инвесторам при Министерстве инвестиций и внешней торговли (МИВТ). Группа включала в себя сотрудников различных ведомств и министерств. Они должны в круглосуточном режиме обеспечивать консультирование зарубежных инвесторов и помогать им решать проблемы на местах. Часть группы работала в здании аэропорта Ташкента, чтобы окружать содействием иностранных предпринимателей сразу по прилету; другая часть действовала в здании МИВТ. Обе — и днем, и ночью.

Теперь заботы взяло на себя агентство. За ним закреплено немало задач, среди главных — обеспечение информационной, правовой и иной поддержкой иностранных инвесторов, помощь во взаимодействии с госорганами, учреждениями, предпринимателями.

Лоббизм за наличные

Агентству поручено консультативно-правовое сопровождение иностранцев на протяжении всего инвестиционного цикла, включая пред- и постинвестиционный периоды. Как явствует из текста постановления, поддержка основывается на оказании услуг, в том числе платных, в разработке и оформлении необходимых документов, включая инвестиционные предложения, паспорта предпроектной и проектной документации инвестиционных замыслов, договоров и т. п.

Ведомство будет содействовать в оформлении лицензий и других разрешений. «В установленном порядке» оно обеспечит оперативное рассмотрение обращений инвесторов в госорганы и учреждения Узбекистана, организует переговоры, а также встречи с узбекскими предпринимателями.

Представители агентства готовы представлять иностранцев на переговорах с банками о выделении займов для софинансирования проектов. В первую очередь за счет кредитных линий международных финансовых институтов и зарубежных банков. Ведомство поможет найти и купить землю, неиспользуемый объект недвижимости.

Главное — не платить дважды

Содействие агентства сопоставимо с услугами юридических фирм и местных компаний, нанимаемых иностранными компаниями для решения лоббистских, организационных и хозяйственных задач. С другой стороны, вводить узбекскую госструктуру в лице агентства в курс своих дел на стадии подготовки инвестиционных предложений и проектов — это не лучший сценарий для иностранной компании. Вероятна нежелательная утечка информации.

Возможно, риски в какой-то степени компенсируются лоббистскими услугами агентства, административный потенциал которого выше, чем у юридической фирмы. Платный характер содействия не имеет принципиального значения.

Источники в Ташкенте утверждают, что иностранцы платят подарками и валютой чиновникам за содействие в решении вопросов различной важности.

Но, думается, инвесторам не хотелось бы платить дважды: и чиновникам «заинтересованных ведомств», и помощникам из агентства. Косвенным подтверждением реалистичности такого варианта развития событий является неоднократное повторение в тексте постановления тезиса о наказании сотрудников ведомства за коррупцию.

Цены стали свободнее

Создание Агентства по привлечению иностранных инвестиций — это только часть реформирования инвестиционного климата. Ташкент приступил к сокращению государственного регулирования цен на различные товары. В середине августа примерно на 20% повышена стоимость газа, моторного топлива и электричества на внутреннем рынке. Утверждают, что в 2020 г. цены на эту продукцию будут в несколько приемов удвоены по сравнению с июльскими 2019 г.

Чиновники объясняют необходимость принятия таких мер требованием улучшить условия для инвестпроектов в ТЭК, повысить их доходность и, как следствие, увеличить объем производства и поставок товаров. Понятно, что рядовых узбеков рост прежде дотационных цен мало воодушевляет. Но для иностранцев это позитивная тенденция.

Национальная компания «Узбекнефтегаз» (УНГ) не только производит, но и покупает за границей нефть, газ, моторное топливо. Платит по экспортным ценам, а продает внутренним потребителям по заниженным. В результате денег у УНГ нет, компания получила в 2017–2018 гг. совокупно более $800 млн убытков.

За импорт черного золота и горючего она расплачивается, но перед ЛУКОЙЛом, который продает добытый в Узбекистане газ, накоплена задолженность в $600 млн. И если УНГ в экспортно-импортных операциях будет выходить хотя бы в ноль, у иностранных недропользователей появится больше шансов получать оплату поставок.

Инвесторы просят «без льгот»?

На начало 2020 г. запланированы принятие и ввод в действие нового Налогового кодекса. Официальные лица крайне немногословны, когда говорят о том, как изменится система налогообложения. Известно о том, что по верхнему пределу в 20% будет выравнена ставка НДС, которая пока снижена для некоторых отраслей и производства некоторых товаров. Международные финансовые институты, участвующие в составлении нового кодекса, настаивают на увеличении фискального пресса, аргументируя, что таким образом укрепится положение бюджета Узбекистана и рыночный характер местной экономики.

С другой стороны, власти, похоже, настроены минимизировать возможности инвесторов в получении льгот.

В стране готовится новая версия закона «Об инвестициях», в котором будут «инвентаризованы» все существующие законодательные акты, решения, указы, касающиеся инвестиций. Характерно заявление министра инвестиций и внешней торговли Сардора Умурзакова: «Если раньше инвесторы рассчитывали на льготы, то сейчас они ждут их отмены. Они просят отменить привилегии, чтобы у всех были равные условия. Усовершенствование налоговой системы, равное распределение налогового бремени для всех очень важно для привлечения иностранных инвестиций».

Можно предположить, что предприниматели просят уменьшить масштабы коррупции, когда компании, связанные с чиновниками или заплатившие взятки, получают привилегии. Но глава МИВТ понимает просьбы инвесторов так, как это выгодно властям.

СРП: делить будут по-узбекски

Уже ясно, что СРП, закон о которых был принят в 2001 г., не сохранятся в прежнем виде. В конце июня Мирзиёев, выступая в Сенате, раскритиковал СРП, заключенное в 2004 г. с ЛУКОЙЛом по проекту «Кандым-Хаузак-Шады-Кунград». Как утверждают местные наблюдатели, в речи прозвучали и формулировки о нарушении национальных интересов. И хотя отраслевые чиновники разъяснили, что контракт не будет расторгнут, сама компания начала переговоры с Saudi Aramco о сотрудничестве в узбекских проектах и одновременно пообещала Ташкенту новые инвестиции в размере $2 млрд. И это несмотря на то, что необходимые капитальные вложения сделаны, а убыточные проекты закрыты.

Критика оказалась не персональной и не разовой. По распоряжению Мирзиёева до 1 декабря 2019 г. совместная рабочая группа представителей Минэнерго, Госкомитета по геологии и минеральным ресурсам, Минэкономики и промышленности, других ведомств должна подготовить новые законы «О соглашениях о разделе продукции» и «О недрах».

Источник в одном из ведомств рассказал «НиК»:

«Будет предложено внести поправку о заключении СРП по итогам международного аукциона на право недропользования. Иностранный инвестор не будет иметь права полностью распоряжаться продукцией. Доля добычи, причитающаяся Узбекистану, будет передаваться для поставок на внутренний рынок».

Между тем, как известно, одна из главных отличительных особенностей СРП — получение недропользователем всей продукции до момента окупаемости инвестиций.

(Продолжение следует)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter