Результаты второго квартала нефтегазовой отрасли не прибавят инвесторам оптимизма
Аналитика

Результаты второго квартала нефтегазовой отрасли не прибавят инвесторам оптимизма

4 августа , 10:23Алексей Калачёв
Для понимания устойчивости отрасли будет важно увидеть, как нефтяники проходят третий квартал 2020 г. при стабильно сниженном объеме добычи, упавшем экспорте и относительно стабильных ценах

Первая половина 2020 года оказалась, пожалуй, одним из самых сложных периодов для нефтегазовой индустрии. Отрасль столкнулась с колоссальным падением спроса на энергоносители на основных экспортных рынках, вызванного спадом в промышленности, и параличом транспортных секторов из-за пандемии COVID-19 и повсеместно вводимых карантинных ограничений. Причем это резкое падение спроса совпало по времени с высоким темпом роста предложения углеводородного сырья на рынках.

Цены на газ на европейском рынке с начала года находятся вблизи минимальных за всю историю уровней. Даже сейчас, в середине лета, европейские подземные хранилища газа заполнены в среднем на 85%. Объемы экспорта «Газпрома» в первом полугодии снизились на четверть по сравнению с тем же периодом прошлого года, а валютная выручка упала вдвое.

Жесткий карантин в Китае, крупнейшем импортере нефти, и падение импорта нефти в страну примерно на 3 млн б/с в первом квартале сделали бессмысленным прежнее соглашение ОПЕК+.

Разрыв соглашения привел к резкому росту нефтедобычи и ценовой войне на фоне падения спроса и распространения пандемии по всему свету. К концу первого квартала цена нефти рухнула почти в три раза, а в апреле показала минимальные значения за последние 20 лет, к чему привело колоссальное превышение предложения над спросом и приближение к исчерпанию мощностей для хранения образовавшихся избыточных запасов нефти.

Новое соглашение ОПЕК+ о резком и масштабном сокращении нефтедобычи должно было изъять с рынка 9,7 млрд б/с, начиная с мая. Выполнение соглашения участниками, а также естественное снижение добычи в странах, его не подписавших, и восстановление импорта нефти Китаем позволили ценам вернуться на уровень выше $40 за баррель, где они и пребывают сейчас в состоянии неустойчивого равновесия.

Первый квартал крупнейшие компании отрасли, за малым исключением, завершили с убытком.

По большей части это был «бумажный» убыток, вызванный переоценкой валютных обязательств, поскольку как раз к отчетной дате рубль обвалился до уровня 77,73 рублей за доллар.

Нормализованная с учетом этого фактора прибыль осталась в положительной зоне, хотя и значительно снизилась год к году: средний курс рубля в первом квартале остался на уровне прошлого года и не компенсировал компаниям снижения экспортных цен. Исключение — «Татнефть» и «Сургутнефтегаз». Фактор валютной переоценки не сказался на результатах «Татнефти», не имеющей долгов. А «Сургутнефтегаз» даже должен был от этого выиграть, поскольку накопил большую денежную подушку, по большей части размещенную в валютные депозиты.

Полугодовая отчетность у некоторых компаний еще не вышла, но уже можно ожидать, что результаты второго квартала не прибавят оптимизма инвесторам. Прибыль окажется минимальной, на грани убытка, а некоторые компании из-за затрат на остановку и консервацию скважин могут показать отрицательный свободный денежный поток. Во втором квартале рубль в некоторой степени укрепился, и сумма «бумажного» убытка должна уменьшиться. Но средние экспортные цены во втором квартале были ниже, чем в первом. Апрель — месяц самых низких цен. В мае–июне нефть вернулась на уровень выше $40 за баррель, но компании заплатили за это значительным снижением объемов добычи.

«Роснефть» в июне снизила добычу жидких углеводородов в годовом сравнении на 16,8% до 14,7 млн тонн, ЛУКОЙЛ — на 20,1% до 5,4 млн тонн, «Сургутнефтегаз» — на 16,5%, до 4 млн тонн, «Газпром нефть» — на 15,2% до 4,35 млн тонн, «Татнефть» — 22,2% до 1,96 млн тонн. Разница в относительном снижении зависит от доли газового конденсата, исключенного из соглашения ОПЕК+. В целом по РФ добыча нефти и газового конденсата в России, по данным ЦДУ ТЭК, снизилась в июне 2020 года в годовом выражении на 16,6% — до 38,2 млн тонн.

Общее снижение за полугодие пока более скромное — на 4,9% (до 265 млн тонн), поскольку новое соглашение ОПЕК+ действует только с мая, но оно будет действовать и дальше, хотя с августа квота сокращения смягчается, и Россия сможет до конца года добывать на 400 тыс. б/с больше. Для понимания устойчивости отрасли будет важно увидеть, как нефтяники проходят третий квартал 2020 г. при стабильно сниженном объеме добычи, упавшем экспорте и относительно стабильных ценах. Если, конечно, они продолжат оставаться стабильными, что редко случается на таком длительном промежутке времени.

Текущий уровень цен можно считать равновесным. Но это неустойчивое равновесие, выход из которого возможен как вверх, так и вниз.

Снижение добычи балансирует текущее потребление, но без учета накопленных запасов, которые практически не сокращаются, а местами и растут. Восстановление спроса после снятия карантинов происходит медленно, и одновременно увеличиваются объемы добычи. Финансовая накачка экономик для преодоления последствий пандемии пока мало влияет на рынок нефти, больше поднимая цену золота. Это происходит из-за растущих рисков второй волны пандемии, которая уже проявляет себя в ряде стран. Понятно, что после шока от карантинов первой волны власти вряд ли снова пойдут на введение жестких ограничений — экономика этого может просто не выдержать. Но каких-то самоограничений часть населения планеты будет придерживаться и самостоятельно, отказавшись от путешествий, избегая лишних поездок и работая удаленно. Быстрого и полного восстановления прежней активности может и не случиться. Это может как минимум ограничить рост спроса на нефть, если вторая волна пандемии не снизит его еще раз.

Алексей Калачев, аналитик ГК «ФИНАМ»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter