Вас много, а я один

Аналитика
Вас много, а я один
Вас много, а я один
4 мая, 11:02Анатолий Радченко
При существующих правилах игры газификация регионов неизбежно станет очередной подковерной схваткой лоббистов за милости от «Газпрома»

Решительное ускорение газификации страны — главная задача, которую предстоит решать главе «Газпрома» Алексею Миллеру в очередной срок его полномочий, — может состояться лишь при одном принципиальном условии: обеспечении прозрачных правил взаимодействия между газовым монополистом и регионами. Пока «Газпром» в определении приоритетов газификации будет руководствоваться политическими соображениями и закулисными договоренностями с местными элитами, территории, которым газ без преувеличения нужен как воздух, будут, как и прежде, оказываться в проигрыше.

Долго запрягаем — быстро ли поедем?

«К 2030 году будет на 100% завершена технически возможная газификация в нашей стране», — заверил Алексей Миллер президента России в ходе их январской встречи, состоявшейся вскоре после большой пресс-конференции Владимира Путина, на которой он зачитывал письма граждан о проблемах с подведением газа. Как оказалось, для главы «Газпрома» это обещание было чем-то вроде предвыборной программы. В мае этого года у Миллера истекал четвертый срок полномочий, который вполне мог оказаться и последним. Во всяком случае, его отставка давно называлась аналитиками как ожидаемая и назревшая. Однако уже в конце февраля полномочия Алексея Миллера были досрочно продлены еще на один пятилетний период, и нет особых сомнений в том, что теперь его главной задачей будет именно газификация регионов — в отличие от предыдущих сроков, когда «Газпром» был больше сосредоточен на экспортных проектах.

Об этом можно судить как минимум по той частоте, с которой тема газификации стала обсуждаться на высшем уровне.

Еще в прошлом году «Газпром» обновил программы газификации в 67 регионах, после чего тема переместилась в правительство. В апреле Минэнерго РФ должно представить генеральную схему газификации до 2024 и 2030 годов, а к середине мая ожидаются предложения по энергоснабжению регионов, где нет сетевого газа, — такое поручение недавно дал премьер-министр Михаил Мишустин по итогам встречи с членами Совета Федерации. Но даже если судить по внешней стороне процесса, не вдаваясь в его закулисную подоплеку, легко заметить, что согласование интересов всех многочисленных интересантов идет с огромным трудом.

Складывается впечатление, что полного и окончательного ответа на вопрос о механизмах газификации и, вероятно, ее региональных приоритетах нет и у самих инициаторов проекта, отмечает политолог Станислав Смагин. В конце прошлого года, напоминает он, на заседании Совета по вопросам газификации субъектов РФ при Совете Федерации и в ходе правительственного видеосовещания под руководством вице-премьера Александра Новака было сказано, что «дорожную карту» газификации утвердят к Новому году. Уже через пару недель новый министр энергетики Николай Шульгинов анонсировал принятие карты «в ближайшее время», однако без конкретных дат. Каковы правительственные критерии «ближайшего времени» — неизвестно, иронизирует Смагин, но только в середине марта появилась новость относительно обсуждения кабмином финальных деталей «дорожной карты», причем с уточнением, что совсем уж окончательное решение, включая важнейшую тему финансирования газификации, примут по итогам заседания президиума Госсовета.

Ситуация выглядит еще более запутанной, если посмотреть на нее из регионов, которые теоретически и должны стать главными бенефициарами газификации.

Здесь самой обсуждаемой новостью стало вольное или невольное выпадение из программы Красноярского края — второго по площади региона страны, где повышение уровня газификации критически важно для решения не только социальных, но и экологических проблем.

Но после того, как «Газпром» в конце февраля запустил интерактивную карту плана газификации до 2025 года, Красноярский край оказался на ней белым пятном, что тут же вызвало шквал возмущения в соцсетях. В прошлом году Красноярский край и так прогремел на всю страну из-за катастрофического разлива нефти на одном из объектов «Норильского никеля», и решительное ускорение газификации могло бы стать неким «утешительным призом» — но нет.

«Минэнерго России совместно с ПАО «Газпром» прорабатывает вопрос трассировки объекта с учетом его прохождения по территории Красноярского края и возможности резервирования объема природного газа для потребителей края. Ориентировочный срок реализации мероприятий по газификации края — до конца десятилетия. Он может изменяться в зависимости от реализации проекта «Сила Сибири-2», — прокомментировали ситуацию региональные власти. Остается лишь добавить, что вопрос газификации Красноярского края ставится уже больше двух десятилетий, но ни один из глав этого региона так и не смог его решить: ни «технократы» Александр Хлопонин и Лев Кузнецов, ни «варяг» Виктор Толоконский, ни нынешний губернатор Александр Усс, местный политический «тяжеловес». Так что жителям Красноярска, похоже, еще не один год предстоит любоваться на черное небо над своим городом.

Кавказская газовая аномалия

На фоне хронически неблагополучной ситуации с газификацией многих регионов, которые вносят серьезный вклад в формирование национального ВВП (еще один очевидный пример — Иркутская область, где у «Газпрома» находится часть сырьевой базы для «Силы Сибири»), как минимум странно выглядит постоянно растущий уровень газификации республик Северного Кавказа. Эти хронически дотационные регионы не только не имеют собственных ресурсов газа, но еще и ходят в вечных должниках «Газпрома» — однако уровень их газификации в целом приближается к 100-процентному.

Попытка «Газпрома» навести порядок в своих кавказских «дочках» давно напоминает дурную бесконечность. Несколько лет назад, после того как ООО «Газпром межрегионгаз Пятигорск», сбытовое подразделение монополиста для пяти республик СКФО (кроме Чечни), накопило совершенно неприличные убытки и долги, было принято решение заменить его отдельными сбытами для каждой республики. Результат оказался предсказуемым: каждая из новых компаний стремительно пошла в том же самом направлении.

По итогам 2019 года дагестанский межрегионгаз отметился очередным «достижением»: его чистый убыток в полтора раза превысил выручку, а долги чеченского межрегионгаза подобрались к баснословным 100 млрд руб. Что, впрочем, не мешало руководству «Газпрома» весь прошлый год заключать с руководством кавказских республик соглашения о наращивании газификации, хотя еще не так давно газпромовское начальство грозно предупреждало с намеком на Кавказ, что дальнейшие работы по газификации будут зависеть от уровня платежной дисциплины. Как показывают последние данные, эти обещания были лишь сотрясанием воздуха.

По итогам прошлого года на республики СКФО пришлось больше половины совокупной задолженности российских потребителей за поставленный природный газ (около 100 млрд из почти 180 млрд руб.). В недавнем отчете Счетной палаты говорится, что ежегодные убытки «Газпром межрегионгаза», вызванные неплатежами на Северном Кавказе, являются одним из тех системных недостатков, которые замедляют ее темпы. Но у «Газпрома» в запасе обнаружилось еще одно свежее управленческое решение. В начале февраля Алексей Миллер обратился к Михаилу Мишустину с предложением создать для своего самого проблемного должника — Дагестана — федеральное казенное предприятие, которое отвечало бы за реализацию газа и эксплуатацию газораспределительных сетей.

Эта попытка переложить ответственность с больной головы на здоровую лишний напоминает о том, что в отношениях «Газпрома» с регионами политические соображения чаще всего стоят гораздо выше экономической целесообразности.

Закулисные игры определяют в процессе газификации регионов если не всё, то очень многое, констатирует Станислав Смагин, напоминая о еще одном нашумевшем кавказском сюжете — попытках Чечни списать газовые долги, прибегнув к решению чеченского же суда. Именно поэтому, считает политолог, идею увязать динамику газификации с платежной дисциплиной в регионах можно лишь выборочно: «Эту инициативу не применят к нацреспубликам, в первую очередь к тому же Кавказу, и, возможно, к регионам, возглавляемым сильными, федерально значимыми лоббистами, которые одновременно хотя бы минимально заботятся об интересах своих вотчин. Зато по условно-собирательному Воронежу традиционно отбомбятся по полной».

«Социалка» или экономика?

Как правило, главным критерием газового благосостояния той или иной территории является показатель уровня газификации. Однако, говорится в недавнем отчете Счетной палаты, его оценка отличается у Минэнерго и «Газпрома», что приводит к значительным расхождениям, к тому же целевые показатели газификации регионов отсутствуют в документах стратегического планирования газовой отрасли. Поэтому, полагают эксперты, при определении приоритетов необходимо учитывать и другие факторы. Наиболее явный из них — социальный.

«Совершенно очевидно, что проблемы с газификацией возникают не только в труднодоступных территориях, например на Дальнем Востоке, но и в центральной части России, где вопросы газификации домохозяйств зачастую остаются без решения много лет», — говорит политолог Александр Асафов, обозреватель радиостанции «Говорит Москва». Поэтому для того, чтобы газификация была более эффективной, требуется, по его мнению, ориентироваться не только на показатель уровня газификации — необходимо обращаться и к экспертным замерам социального самочувствия населения. История с Красноярским краем, похоже, подтверждает правоту такого подхода.

Но, несмотря на общий вектор решения вопросов газификации, заданный президентом, остальные приоритеты, кроме процента газификации в регионе, пока не обозначены, а конкретные решения принимаются на основании договоренностей между региональными структурами «Газпрома» и региональными властями, констатирует Асафов. «Если губернатору удается донести до „Газпрома“ свою позицию, то газификация идет более успешно. Но есть основания ожидать, что ситуация изменится и после недавних поручений президента по газификации будут приняты решения на федеральном уровне. В результате там, где есть высокая потребность в обеспечении газом, она будет удовлетворена уже без отдельных договоренностей непосредственно на территориях», — говорит эксперт.

Однако существует и прямо противоположная точка зрения, предполагающая, что газификация должна выполнять прежде всего экономические функции.

«Основной акцент необходимо сделать на крупных потребителях, то есть сконцентрироваться на предприятиях газохимии, поскольку при отсутствии якорных потребителей региональная газификация будет решать только социальные задачи, — считает член правления Creon Group Санджар Тургунов. — Поэтому заинтересованные в газификации регионы должны уже сейчас создавать наиболее благоприятные условия для якорных газохимических проектов. Одновременно необходимо учитывать и колоссальное влияние стоимости газа на успех региональных газохимических проектов. Как показывает практика, уровень неплатежей среди промышленных потребителей намного ниже, чем среди социальных. Параллельно региональные власти и муниципалитеты планируют переводить теплоэлектроэнергетику и ЖКХ на газ, но также принципиально важно переводить на газомоторное топливо общественный транспорт и создавать условия для перевода на газ частников, благо для этого существуют федеральные программы развития и программа самого «Газпрома».

Сам же «Газпром», учитывая важность государственной задачи по газификации, должен быть готов к более гибким условиям работы с региональными властями, ориентируясь на долгосрочные цели, добавляет эксперт.

В частности, «Газпрому» не стоит закладывать всю себестоимость газификационных проектов в конечную цену на газ для потребителя — в качестве оценки стоимости газа для новых регионов газоснабжения разумно было бы принять за основу биржевые котировки природного газа в соседних газифицированных регионах.

Наконец, нельзя забывать о еще одной хронической проблеме газификации — непрозрачности ее бюджета. Как показала упомянутая проверка Счетной палаты, в 2016–2019 годах было построено лишь 15% в рамках запланированного объема программ газификации, а фактическое освоение инвестиций составило 71%. Иными словами, возможностей для «творческого» расходования средств на ниве газификации предостаточно — достаточно лишь вспомнить скандальную историю с исчезновением 125-километрового газопровода до города Приозерска в Ленинградской области. Но в ситуации, когда отношения «Газпрома» с регионами напоминают отношение продавщицы к очереди в советском магазине — «вас много, а я одна», — рассчитывать на то, что монополист поставит во главу угла эффективность своих расходов, практически не приходится.

Анатолий Радченко

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter