«Сила Сибири» становится фокусом слабых мест «Газпрома»
Аналитика

«Сила Сибири» становится фокусом слабых мест «Газпрома»

4 марта , 15:32Геннадий Савчук
Газопровод построен и запущен в максимально сжатые сроки, но цена этой спешки может оказаться слишком высокой даже для политических выгод от мегапроекта

Если ты сделаешь очень быстро — как тебе приказывают, но плохо, все очень быстро забудут, что ты сделал быстро, но очень долго будут ощущать и помнить, что сделал плохо.

Сергей Королев, генеральный конструктор советских ракет

Газопровод «Сила Сибири», с большой помпой открытый в конце прошлого года, практически сразу оказался в центре крупного скандала: в СМИ попала информация о серьезных проблемах с наполнением «трубы» газом с Чаяндинского месторождения на юге Якутии, а заодно и стали известны некоторые малоприятные детали принятия «Газпромом» решений стоимостью в миллиарды рублей. Неудобные и оставшиеся без ответа вопросы об окупаемости «Силы Сибири» и о стоимости газа для Китая «Газпрому» на какое-то время удалось отодвинуть на второй план, поскольку газопровод был построен и запущен в максимально сжатые сроки, но цена этой спешки может оказаться слишком высокой даже для политических выгод от мегапроекта.

Прогнило что-то в газовом королевстве

Недополученная прибыль «Газпрома» от Чаяндинского месторождения за 25 лет эксплуатации составит 334,3 млрд рублей, а на строительство 20 скважин месторождения, которые стали неработоспособными, было потрачено 7 млрд рублей, следует из доклада инженеров компании «Газпром добыча Ноябрьск», материалы которого недавно появились в СМИ. Доклад готовился к состоявшемуся в октябре прошлого года совещанию в 307-м департаменте «Газпрома», который курирует добычу и бурение компании.

Незадолго до этого, в августе, инженеры «Газпром добычи Ноябрьск» обратились к руководству «Газпрома» с просьбой провести проверку ситуации на Чаяндинском месторождении. Как сообщил один из авторов этого обращения Вячеслав Щеголев, разбирательство поручили проводить первому заместителю начальника 307-го департамента Андрею Филиппову, который сам фигурировал в докладе инженеров.

За несколько месяцев рассмотрения поставленных вопросов по существу добиться так и не удалось: назначенная комиссия, «закрывая глаза на явные факты подлога, нарушения технологии, лоббирования интересов подрядчика, пыталась спустить ситуацию на тормозах». Поэтому в феврале четыре ведущих инженера ООО «Газпром добыча Ноябрьск» направили письма председателю совета директоров «Газпрому» Виктору Зубкову, в Счетную палату и администрацию президента РФ. В них, в частности, сказано, что плановая добыча газа на Чаяндинском месторождении сохраняется только на трети скважин, в другой трети газ присутствует частично, а на еще одной трети отсутствует вообще.

Как сообщил Вячеслав Щеголев, его решение передать журналистам материалы о ситуации на Чаяндинском месторождении было связано с опасениями, что в ближайшем будущем «неудобных» сотрудников могут сократить в рамках предстоящей с 1 апреля организацией новой структуры «Газпрома» в Ноябрьске. На момент публикации Щеголева уже перевели работать на Камчатку.

Сами по себе обстоятельства, при которых данные доклада стали достоянием общественности, следует признать экстраординарными.

Последний похожий скандал, приоткрывший специфику внутренней кухни «Газпрома», случился в марте прошлого года, когда в прессу просочилась запись закрытого совещания под председательством члена правления холдинга Сергея Прозорова, который, не стесняясь в выражениях, рассказывал коллегам об исчезнувшем газопроводе до города Приозерска в Ленинградской области.

Для самого Прозорова эта история кончилась отставкой, хотя источник, передавший запись журналистам, так и остался невыясненным. Теперь же внутренние материалы предоставил СМИ сам сотрудник «Газпрома», и речь в них идет не о сравнительно малозначимом региональном газопроводе, а о мегапроекте, на который были брошены огромные ресурсы, в том числе административно-политические.

Мегапроект вахтовым методом

О прошедшем в октябре совещании в «Газпроме» по спасению Чаянды еще в прошлом году сообщало информагентство «ЯмалPro» — по его данным, поводом для этой встречи стали неожиданные результаты тестов по содержанию азота в чаяндинском газе. Как оказалось, в сентябре, когда началось заполнение магистрального трубопровода газом, выяснилось, что доля азота в нем составляла до 15%, тогда как по условиям контракта с Китаем она не должна превышать 8%, а в изначальный проект вообще закладывалось 7%.

В действительности сомнения в том, что «Силу Сибири» удастся запустить без проблем, возникли гораздо раньше. Еще в октябре 2014 года, вскоре после торжественного начала строительства трубопровода, сотрудник все той же компании «Газпром добыча Ноябрьск», заместитель начальника Чаяндинского месторождения Виктор Селин проговорился журналистам, что запуск газопровода состоится не в 2018 году, как планировалось, а только в 2020 году, причем в объемах не более 5 млрд кубометров в год (при максимальной мощности газопровода в 38 млрд кубометров).

Руководство компании отреагировало на ситуацию незамедлительно: сначала прозвучало заявление, что Селина неправильно поняли, а затем стало известно о его увольнении. Что сподвигло Селина выложить эту явно конфиденциальную информацию, неизвестно, хотя стоит обратить внимание на такой факт: в «Газпром добыча Ноябрьске» он работал всего несколько месяцев, а до этого трудился в ООО «Газпром добыча Надым».

Выходцем из этой же компании является Игорь Крутиков, который в марте 2015 года возглавил «Газпром добычу Ноябрьск». В Надыме Крутиков занимался освоением крупнейшего Бованенковского газоконденсатного месторождения, а затем был переброшен на новый мегапроект — Чаяндинское месторождение, закрепленное за «Газпром добычей Ноябрьск» с штаб-квартирой в ЯНАО. К этому моменту на Чаянде уже успели поработать самые разные структуры. После предоставления лицензии на месторождение в 2008 году на него зашло ООО «Газпром нефть шельф», приступив к комплексным геологоразведочным работам, а затем генеральным подрядчиком по строительству скважин было определено ООО «Газпром бурение». За последующие три года работы на Чаянде выполняли сотрудники трех филиалов этой компании — астраханского, оренбургского и краснодарского. Кроме того, в проекте участвовали отраслевой институт «Газпром ВНИИГАЗ» и «Сервисный центр СБМ» — еще одна структура «Газпром бурения».

И даже после того, как в мае 2014 года в Шанхае был подписан газовый «контракт века», «Газпром» так и не создал для работы на Чаяндинском месторождении отдельную структуру — его обустройство и разработку продолжали курировать специалисты из Ноябрьска и Краснодара. К чему это привело, описал Вячеслав Щеголев.

По его словам, подрядчик «Газпром бурение Краснодар» на Чаянде экономил деньги и время, но получал от заказчика в лице «Газпром Ноябрьск добыча» полную сумму, в том числе за работы, которые он не выполнял.

А затем отношения между подрядчиком и заказчиком и вовсе стали практически родственными, когда блок бурения в «Газпром добыче Ноябрьск» возглавил выходец из краснодарского филиала «Газпром бурения» Александр Громов, который, как утверждает Щеголев, контролировал отправку всей информации по работе на Чаяндинском месторождении в головной офис «Газпрома», отсекая все тревожные сигналы от специалистов.

Тем временем стоимость «Силы Сибири» постоянно увеличивалась. Если первоначально затраты на строительство газопровода оценивались в 450 млрд рублей, то в марте 2018 года называлась сумма уже в 554 млрд рублей, а всего через месяц представитель газпромовского департамента 333, курирующего строительство, Андрей Воробьев на телефонной конференции для инвесторов представил следующие цифры: сам газопровод — 1,1 трлн рублей, обустройство Чаяндинского месторождения — порядка 450 млрд рублей, Амурский ГПЗ — 950 млрд рублей.

Последний проект также подорожал примерно в полтора раза к первоначальной оценке (670 млрд рублей), причем до его сдачи еще далеко — на конец прошлого года «Газпром» только подписал соглашение о привлечении проектного финансирования на 11,4 млрд евро, а ввод эксплуатацию первых двух из шести технологических линий намечен на 2021 год. Между тем Амурский ГПЗ принципиально важен для того, чтобы «Сила Сибири» заработала на полную мощность, поскольку это газоразделительное предприятие должно справиться с главной проблемой чаяндинского газа — высоким содержанием примесей, прежде всего гелия и уже упоминавшегося азота.

Так что на данный момент ситуация выглядит в точности так, как в 2014 году рассказывал уволенный из «Газпрома» за разглашение информации Виктор Селин.

Поставки по «Силе Сибири» начались не в 2018 году, а в самом конце 2019-го, а их объем на текущий год не превысит 5 млрд. кубометров, о чем в прошлом ноябре в ходе телеконференции с инвесторами сообщил врио начальника департамента «Газпром экспорта» Андрей Зотов.

Ноль взяток на десятерной втемную

Существует довольно аргументированное мнение, что «Сила Сибири» для «Газпрома» и России в целом — это проект не столько коммерческий, сколько стратегический и геополитический. В обоснование этой позиции обычно приводятся аналогии с историей поставок газа в Европу, которые на первом этапе, еще в советский период, также требовали огромных инвестиций в инфраструктуру и стали приносить серьезные дивиденды далеко не сразу.

Именно эту точку зрения на этапе строительства «Силы Сибири» ненавязчиво продвигали некоторые официальные лица. Еще в апреле 2015 года в ходе обсуждения в Госдуме ратификации межправительственного соглашения о поставках газа в Китай по «восточному маршруту» замминистра энергетики РФ Юрий Сентюрин заверил, что «проект однозначно рентабелен и будет иметь очень серьёзный результат для бюджета, бюджетную эффективность для страны в целом и для регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока в частности».

Однако на конкретный вопрос из зала о том, за сколько лет окупится проект, представитель Минэнерго ответил уклончиво: «Речь идёт не об инвестициях в проект, которые должны в последующем окупиться, речь идёт о поставочном проекте, который рассчитан на очень долгосрочную перспективу с возможностью продления. В бюджет страны поступят сборы от экспортных пошлин, налоги на прибыль работающих там организаций, будут созданы высокопроизводительные рабочие места, просто новые рабочие места, где будут задействованы наши люди». Не назвал Юрий Сентюрин и заложенную в «контракт века» цену на газ, сославшись на то, что это коммерческая тайна. Известно лишь, что формула расчёта цены привязана к стоимости нефти, однако с тех пор о конкретной цене на газ для Китая так и не стало известно.

Теперь же выясняется, что сложности с выполнением дальнейших обязательств по поставкам газа в Китай могут возникнуть на самом первом этапе цепочки — на уровне сырьевой базы, причем не только на Чаяндинском, но и на Ковыктинском месторождении. Как сообщил журналистам Вячеслав Щеголев, на прошедшем в прошлом октябре совещании в 307-м департаменте «Газпрома» заместитель его руководителя Андрей Филиппов фактически подтвердил, что газа не хватит: «Пообещали Китаю одно, а оказалось другое».

В опубликованной стенограмме совещания приводится такое высказывание одного из его участников — предположительно, Филиппова: «Основная проблема Чаянды в том, что месторождение было не готово к разработке. Оно находилось на стадии разведки. Работы по геологоразведке почти нигде не запущены, не завершены… Проблема заложена в том, что нам нужно вести доразведку этого месторождения. Нам нужно эти вопросы изучать. Я знаю о том, что дебиты не выходят на те величины, которые мы ожидали [114 тысяч кубометров в сутки вместо запланированных 250 тысяч, то есть более чем вдвое меньше]… Вот у нас есть еще одно месторождение — Ковыктинское. Ковыктинское месторождение не то что в два раза — оно полностью не подтвердилось.

Мы были вынуждены делать перерасчет в проекте и убирать одну зону вообще из разработки, потому что она оказалась полностью сухая. Только из-за того, что геологоразведка была выполнена не полностью».

Если эти риски подтвердятся, то «Газпром» имеет все шансы оказаться в ситуации незадачливого игрока в преферанс, который, чтобы сорвать банк, заказывает максимальное количество взяток, причем втемную, не поднимая карты, а в итоге не берет ни одной и получает гигантские штрафные очки. Хотя изначально у «Газпрома» были все предпосылки для того, чтобы сыграть с Китаем по-крупному с высокой гарантией победы — достаточно было лишь отдать предпочтение альтернативному пути поставок газа по так называемому алтайскому маршруту.

Детальное сравнение затрат на два маршрута содержалось в нашумевшем обзоре аналитиков Sberbank CIB Алекса Фэка и Анны Котельниковой, который в мае 2018 года был разослан инвесторам. В нем утверждалось, что стоимость газопровода «Алтай» обошлась бы более чем в пять раз дешевле «Силы Сибири» ($10 млрд против $55,4 млрд) при сопоставимой протяженности, причем «Алтай» наполнялся бы газом с уже действующих крупных месторождений Надым Пур-Тазовской провинции и проходил бы очистку на существующих заводах «Газпрома».

Однако «Газпром» предпочел «восточный маршрут», из чего аналитики сделали вывод, что такое решение могло быть обусловлено выгодой его основных подрядчиков — компаний «Стройтранснефтегаз» и «Стройгазмонтаж».

Последствия этой гипотезы хорошо известны: Алекс Фэк и директор аналитического департамента Sberbank CIB Александр Кудрин были незамедлительно уволены из компании.

Печальная ирония заключается в том, что планы по строительству газопровода «Алтай», соглашение по которому могло быть подписано еще в 2010 году, были извлечены из небытия в тот момент, когда «Сила Сибири» уже вошла в стадию достройки, в июне 2018 года на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в китайском Циндао. В декабре прошлого года был подписан меморандум о взаимопонимании с Монголией по этому проекту, который ныне именуется «Силой Сибири-2», и теперь перед «Газпромом» и его подрядчиками открываются радужные перспективы освоения новых миллиардов.

Геннадий Савчук

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter