Добыча нефти требует господдержки
Аналитика

Добыча нефти требует господдержки

4 февраля , 12:52Екатерина ВадимоваPhoto: ПАО "Газпром нефть" / gazprom-neft.ru
Но эксперты опасаются, что когда добыча действительно начнет падать и меры поддержки наконец-то будут приняты, их окажется уже недостаточно

Со сменой кабинета министров тема налогообложения нефтегазовой отрасли зазвучала по-новому. На прошлой неделе правительство одобрило разработанный Минвостокразвития пакет законопроектов, в котором сформулированы льготы для арктических нефтегазовых проектов, но дело не только в них. Большинство экспертов говорит о том, что структура запасов нефти в России ухудшается, затраты на поддержание добычи растут, поэтому для сохранения нынешнего уровня добычи и, тем более, для его роста налогообложение отрасли должно быть адекватным, то есть позволять компаниям повышать коэффициент извлечения нефти и заниматься разработкой трудноизвлекаемых запасов.

Стоит отметить, что в 2018 году нефтяные компании заплатили в 5 раз больше налогов, чем все остальные сырьевые отрасли вместе взятые, обеспечив 44% поступлений в федеральный бюджет.

При этом налоги на нефтяную промышленность в России — одни из самых высоких в мире. С учетом льгот они составляют порядка 60% от цены нефти, а иногда и превышают эту цифру.

В предыдущем составе правительства финансовый блок сдерживал все попытки снижения налогового пресса в отрасли. В новом кабинете Антон Силуанов сохранил свой пост, хотя и не в должности первого вице-премьера, поэтому у нефтяников появилась надежда на то, что их мнение будет услышано. Пока же российские эксперты заявляют, что скоро Россия столкнётся с падением добычи газа и нефти из-за абсолютно не продуманной госполитики.

Консультант VYGON Consulting Денис Пигарев напомнил, что о сокращении добычи нефти в России говорят давно: «Основной прирост добычи в последнее десятилетие был обеспечен за счет запуска порядка двадцати гринфилдов на территории Арктики, Восточной Сибири и континентальном шельфе. К концу 2018 года их доля в общем объеме производства нефти в России составила около 16%. За исключением новой провинции на Таймыре, большая часть крупных месторождении уже введена, поэтому рост добычи в ближайшей перспективе весьма ограничен», — считает эксперт.

Он также заметил, что за счет рекордного объема бурения в 2016–2019 гг. в крупнейшем нефтяном регионе нашей страны — ХМАО — удалось переломить десятилетний тренд падения и зафиксировать уровень добычи нефти в 236 млн т, но в текущих условиях сохранение этого тренда маловероятно: «Результаты инвентаризации нефтяных месторождений, выполненной по поручению правительства РФ, показали, что доля рентабельных запасов России в базовых макроэкономических предпосылках составила всего 36%. Это является с одной стороны следствием ухудшения качества ресурсной базы, с другой — долей валовых налогов (НДПИ и пошлина) в выручке, которая при текущих ценах на нефть может достигать 65%.

Высокий уровень изъятий, не учитывающий экономику отдельных месторождений, ограничивает инвестиционную активность нефтедобывающих компаний»,

— пояснил Пигарев.

Он напомнил, что нефтедобыча сейчас является главным источником формирования доходов бюджета, поэтому риск сокращения добычи в будущем создает угрозу для экономики страны: «Создание более благоприятных условий для разработки месторождений с возможным перераспределением налоговой нагрузки на другие отрасли позволит сократить вероятность наступления негативных сценариев», — заявил эксперт.

Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов в своем комментарии для «НиК» отметил: «В России одна из самых высоких в мире налоговых нагрузок в нефтяной отрасли, и это сдерживает развитие индустрии. Очевидно, что без налоговых стимулов реализация новых перспективных проектов в условиях снизившихся нефтяных цен и более высокой себестоимости добычи становится проблематичной. К сожалению, власти часто относятся к нефтедобывающей промышленности прежде всего как к «дойной корове».

Стоит отметить, что в этой ситуации российские нефтяные компании отчаянно пытаются подтолкнуть кабинет министров к утверждению новых налоговых льгот для сохранения нынешнего уровня добычи. В январе СМИ писали о том, что «Роснефть» обратилась в правительство РФ с просьбой ускорить распределение новых налоговых льгот по итогам инвентаризации нефтяных месторождений в Западной Сибири.

Не так давно «Татнефть» выступила с предложением отменить на три года налог на добычу полезных ископаемых для 21 тыс. скважин, которые компания планирует построить на старых месторождениях в Татарстане в целях повышения их нефтеотдачи. В проект «уплотнения сетки скважин» компания готова вложить до 1 трлн. руб., в том числе до 370 млрд. руб. составят закупки нефтепромыслового оборудования у отечественных производителей. В «Татнефти» считают, что данный проект позволит добыть за 25 лет дополнительно 245 млн. тонн нефти.

В Министерстве энергетики России также считают важным принять меры по поддержке нефтяной добычи в стране. На прошлой неделе вновь назначенный глава минэнерго Александр Новак говорил о том, что действующая налоговая система в нефтяной отрасли угрожает России потерей достигнутого уровня добычи нефти, это связано с удорожанием добычи и ухудшением запасов. Он добавил, что в «нефтянке» проводят эксперимент по налогообложению с дополнительного дохода и вскоре ведомства собираются подвести его итоги. Кроме того, министр рассказал о возможном принятии Энергостратегии до 2035 года, учитывающей схемы развития нефтяной, газовой и угольной отраслей.

Большинство опрошенных «НиК» экспертов полностью согласны с оценками профильного ведомства относительно действующей налоговой системы российской нефтяной отрасли.

Эксперт Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО Екатерина Грушевенко указала, что основой налоговой системы в России являются НДПИ и экспортная пошлина (которая вскоре будет нулевой):

«Важным недостатком этой системы является тот факт, что эти платежи сильно зависят от внешних условий на рынке — цены нефти, а также курса рубля к доллару, при этом финансовые показатели и результаты компаний не учитываются.

Из-за этого добыча нефти на трудных месторождениях, запасы которых в РФ достигли уже 60% от общих запасов нефти, теряет свою привлекательность. Для того чтобы компании их разрабатывали, применяется сложная система налоговых льгот и вычетов, которые часто бывают адресными. Новые льготы, конечно, позволили наращивать добычу, однако, сама налоговая система стала очень громоздкой и перестала быть универсальной», — пояснила эксперт.

Она отметила, что налоговые льготы мало учитывают возможности истощенных месторождений — для них практически нет льгот, что автоматически закрывает огромную нишу по применению третичных методов повышения нефтеотдачи в традиционных нефтедобывающих регионах, таких как Западная Сибирь и Поволжье. В перспективе ситуация, когда налоговая система не стимулирует компании к разработке новых ресурсов, а на этом фоне происходит ухудшение ресурсной базы, приведет к снижению добычи.

Аналитик Райффайзенк банка Андрей Полещук отметил, что нынешняя система налогообложения не учитывает особенности конкретных месторождений: «Раньше она работала, так как использовалась нефть Западной Сибири, где похожие месторождения и готовая инфраструктура, сейчас идет перенос нефтяной добычи в другие регионы — Восточную Сибирь, разрабатываются более северные месторождения, идет разговор о больших месторождениях на шельфе.

Соответственно, новые месторождения, где еще не готова какая-либо инфраструктура, требуют больших вложений на разработку. Текущая налоговая нагрузка этого не учитывает»,

— заявил эксперт.

Он также обратил внимание на альтернативную налоговую систему НДД — налог на дополнительный доход: «Она сейчас применяется в виде тестирования. Предполагается потом переход на нее полностью, поскольку НДД учитывает дополнительные расходы, то есть инвестиции компаний, и позволяет их возвращать. Компаниям становится выгодно разрабатывать удаленные месторождения. Они компенсируют часть своих расходов на инвестиции, и налоговая нагрузка в целом становится ниже, но при этом она поддерживает налоговые поступления, потому что растет добыча. Без перехода на НДД добыча начнет снижаться, поэтому надо продолжать работу в этом же направлении, просто чуть быстрее», — резюмировал Полещук.

Такого же мнения придерживается и Денис Пигарев: «Сделать более привлекательно разработку ранее невыгодных проектов с автоматической настройкой уровня налоговой нагрузки как при низкой, так и при высокой рентабельности добычи может режим налога на добавленный доход. Недавно закончился первый год его апробации, который уже показал прирост добычи на месторождениях Западной Сибири относительно утвержденных планов в действующей налоговой системе. Поэтому сейчас необходимо рассмотреть вопрос о расширении периметра эксперимента», — заявил эксперт.

Вместе с тем не стоит забывать, что именно Минфин был главным инициаторам принятого в 2018 году налогового маневра в отрасли. По замыслу ведомства, перенос основной фискальной нагрузки на НДПИ при обнулении экспортных пошлин должен принести дополнительный доход в бюджет. Будущее российской нефтедобычи финансистов не тревожит. При этом ранее эксперты отмечали, что в 2019 году глава Минфина Антон Силуанов уже высказывал свое негативное отношение к НДД, который, по его мнению, чреват выпадающими доходами бюджета.

Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов даже высказал предположение, что пока добыча не начнет реально падать, правительство не будет менять параметры налоговой реформы: "Большая часть российских базовых месторождений давно вошла в стадию старения. Соответственно, по вполне объективным причинам издержки растут. С другой стороны, аргумент роста издержек всегда используется лоббистами как аргумент в пользу снижения налогового давления.

Поэтому решение об уровне фискальной нагрузки, скорее всего, будет приниматься исходя из реального уровня добычи: пока он не начнет реально падать, налоговая нагрузка снижаться не будет»,

— заявил эксперт.

В связи с этим на ум приходит известная всем поговорка — «пока гром не грянет….». Однако если он грянет в нефтяной отрасли, восстанавливать добычу придется длительное время. За этим неминуемо последует сокращение возможностей для пополнения российского бюджета и размеры выпадающих доходов, о которых говорит Минфин, примут еще более масштабные формы.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter