Налоговый маневр не дошел до Казахстана
Аналитика

Налоговый маневр не дошел до Казахстана

3 июля 2019, 15:58
Российские автомобилисты из приграничных областей ездят заправляться в Казахстан

1 июля завершился договор правительства РФ с нефтяными компаниями о сдерживании роста цен на топливо. В кабинете министров посчитали, что после согласования механизмов демпферов рост стоимости бензина и дизеля не превысит инфляцию. При этом никто не сомневается в том, что с введением налогового маневра бензин будет неизбежно дорожать и вопрос только в том какими темпами. На этом фоне в соцсетях весьма популярны сюжеты о том, как российские автомобилисты выезжают в Казахстан и покупают бензин почти в два раза дешевле на родине — приблизительно за 27 руб. за литр.

Так, в 15 километрах от Оренбургской области в Казахстане, если переводить стоимость топлива в рубли газ стоит 10 рублей, бензин — 26,50.

«АИ-95 на „Газпромнефти“ стоит в пределах 170 тенге (около 28 руб.) за литр. В целом разбег цен на 95-й в Казахстане — от 155 до 175 тенге», — рассказал Znak.com екатеринбургский автомобилист, часто посещающий Казахстан. В Екатеринбурге 22 июня бензин АИ-92 стоил в среднем 41,58 руб., АИ-95 — 44,88 руб.

Бензин и в Казахстане, и в России — подакцизный товар, с него собираются два косвенных налога (НДС и сам акциз). Весь вопрос в величине этого налогов. И наиболее ярко разницу демонстрируют акцизы. В России в первом полугодии 2018 г. за тонну бензин надо было заплатить 11213 руб., дизельного топлива — 7655 руб. В Казахстане картина совершенно другая. Акциз на импортный бензин в стране в 2018 г. составлял 4500 тенге (820 руб.), на дизель — 540 тенге (100 руб.). В 2019 г. ставка сбора на бензин класса Евро-5 возросла до 12314 рублей за тонну, а на дизтопливо — до 8541 рубля за тонну.

Налоговое давление на российский рынок в 2019 г. только увеличилось. Ставка сбора на бензин класса Евро-5 возросла до 12314 руб. за тонну, на дизельное топливо — до 8541 руб. за тонну. В 2021 г. они достигнут, соответственно, 13262 руб. и 9188 руб.

При такой налоговой политике и сдерживании цен на топливо российские НПЗ несут убытки от производства бензина для внутреннего рынка.

Но тогда не совсем понятно, зачем же нефтяные компании продают Казахстану бензин по внутрироссийским ценам или даже ниже, ведь договор правительства РФ с нефтяниками, действовавший до 1 июля 2019 г., касался только отечественного рынка.

Никто не заставлял российские компании проявлять альтруизм и снабжать наших соседей дешевым бензином. Тем более, что компенсировать эти поставки российское правительство не должно.

Тем не менее, как отмечает большинство российских экспертов, продавать бензин на казахский рынок российским ВИНКам выгодно.

Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов в интервью «НиК» отметил, что в стоимости бензина свыше 60% составляют налоги и прочие фискальные нагрузки.

«Не удивительно, что в стране, где фискальная нагрузка ниже, бензин стоит дешевле. Периодически с учетом колебания стоимости нефти, возникает ситуация, при которой в США бензин начинает стоить дешевле, чем в России»,

— заявил эксперт.

По его мнению, российская компания, скорее всего, поставляет нефть на какой-то казахский НПЗ, часть оплаты получая в виде топлива, которое реализует на территории Казахстана.

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев также отметил, что в Казахстане другие налоги и другие акцизы.

«Компания и в России, и в Казахстане, и Белоруссии получает примерно одни и те же деньги за реализацию топлива. Им выгодно туда вести даже российский бензин. Кроме того, не надо забывать, что „Газпром нефть“ владеет Омским НПЗ, поэтому логистически поставки оправданы. Плюс Казахстан и Россия входят в Евразийский союз.

Более того, несколько лет назад в Казахстане был бензиновый кризис, и Назарбаев просил Путина обеспечить поставки топлива, чтобы избежать дефицита. Я не исключаю, что поставки ГСМ и согласованы на высшем уровне»,

— уточнил аналитик.

Генеральный директор компании «ИнфоТЭК-терминал» Рустам Танкаев рассказал, что цены на бензин и дизельное топливо в Казахстане устанавливаются директивно.

«У них принята китайская социалистическая модель ценообразования. Но в КНР цены хотя и фиксированные, но привязаны к российскому топливному рынку. В Казахстане не так. Этот метод приводит к тому, что объемы производства топлива падают, так как это никому не выгодно, преобладает топливо, привезенное из России, так как на него эти ограничения не распространяются. Поэтому какое-то небольшое количество местного топлива, цены на которое нерыночные и низкие, на казахском рынке существует, но оно не является главной составляющей на рынке. Основную часть рынка занимает ГСМ из России, которое продается по рыночным ценам», — пояснил эксперт в интервью «НиК».

Он заметил, что никто не запрещает российским компаниям приобретать топливо на казахских НПЗ по тем ценам, которые установлены местным регулятором.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин также отметил, что на стоимость топлива на заправках российской «Газпром нефти» в Казахстане влияет именно налогообложение это станы.

«Плюс к этому продаваемой там российское топливо является экспортным товаром, поэтому возвращается НДС — 20%. Кроме того, у нас с Казахстаном таможенный союз и экспортной пошлины нет», — указал эксперт.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов напомнил, что законодательство РФ подразумевает возвращение части налогов при экспорте готовой продукции НПЗ.

«Для рядового трейдера это никакой роли не играет, потому что налоги платятся на НПЗ. Это преимущество получают только ВИНКи, у которых есть собственная добыча, нефтепереработка и реализация готовых светлых нефтепродуктов. „Газпром нефть“ полностью соответствует всем этим параметрам. Крупные российские нефтяные компании, отчасти, таким образом уходят от налогообложения, связанного с экспортом сырой нефти», — заметил эксперт.

По его словам, возврат налогов покрывает не только уменьшение цены для конечного потребителя, но и позволяет российской компании получать большую прибыль именно в Казахстане.

«Чем больше вы облагаете налогом товар внутри страны, тем больше вы создаете возможностей для его экспорта»,

— напомнил Анпилов.

Он отметил, что есть механизмы, которые предусматривают в первую очередь выполнения обязательств нефтекомпаний перед российским внутреннем рынком — он должен быть максимально насыщен светлыми нефтепродуктами.

«Но этот механизм не должен мешать экспортным проектам ВИНКов, потому что в итоге от этого разумного баланса насыщения внутреннего рынка и экспорта выигрывает вся экономика», — заявил эксперт.

Он считает, что продажа российского бензина в Казахстане по более низким ценам является законной экспортной операций, но вызывает социальное возмущение.

«Ситуация выглядит парадоксально, когда в России бензин российских компаний дороже, чем в Казахстане на заправках, но ничего нарушающего экономические законы нет. Так работают все мировые компании, которые используют вертикальную интеграцию, чтобы проникать на другие рынки.

Они обеспечивают низкую себестоимость нефтепереработки и продают максимально переработанный продукт. Например, в ЕС были вынуждены прибегать к практике ограничения ввоза бензина в баках международных грузовиков, поскольку произведенное на европейских НПЗ топливо, в Белоруссии стоит дешевле», — рассказал Анпилогов.

Стоит отметить, что возмущение россиян закономерно. В России покупательская способность населения гораздо ниже, чем в ЕС. Среднестатистический российский автолюбитель на свою зарплату может купить меньше топлива по внутрироссийском ценам, чем европеец на европейских заправках.

В правительстве это хорошо понимают, поэтому премьер-министр РФ Дмитрий Медведев попросил нефтяные компании «не заигрываться».

«Если все-таки кто-то заиграется и посчитает, что теперь, в отсутствие соглашений, можно проводить какую-то самостоятельную политику на этом рынке, он за это поплатится. Придется тогда все-таки вернуться к той непопулярной идее для компаний, которую мы с вами неоднократно обсуждали. Я просто хочу, чтобы об этом слышали наши компании, которые занимаются поставками нефтепродуктов», — заявил Медведев на совещании с вице-премьерами.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter