Панический февраль: рынок с нетерпением ждет встречу ОПЕК+
Аналитика

Панический февраль: рынок с нетерпением ждет встречу ОПЕК+

3 марта , 17:27Сергей Кузнецов
Помимо коронавируса, на рынке нефти действуют и фундаментальные факторы снижения, так что очень многое зависит от мартовской встречи ОПЕК и ОПЕК+

Центр энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО опубликовал февральский обзор мирового нефтегазового рынка. И, конечно же, главный тренд прошедшего месяца — падение цен на нефть. Ситуация сложная. Спрос на нефть снижается, а паника вокруг коронавируса усиливается. Опрошенные «НиК» эксперты говорят, что нефтяной рынок с нетерпением ждет позитивных новостей.

Цены на нефть в феврале показали заметное падение, пробив «психологическую отметку» $50 за баррель. И, судя по обзору сколковских аналитиков, ситуация серьезная. Спрос на нефть падает. МЭА снижает прогноз роста спроса по 2020 году на 365 тыс. б/с до 825 тыс. б/с, и это самый низкий показатель с 2011 года. МЭА настроено скептически. «Мы, безусловно, видим самый низкий рост спроса на нефть за последние 10 лет, и нам, возможно, придется пересмотреть его… в сторону понижения», — заявил недавно глава агентства Фатих Бироль Reuters на энергетической конференции в Лондоне.

Драйвером снижения роста спроса на нефть выступает Китай. Как указывается в сколковском обзоре, КНР демонстрирует обвал показателя на 20-30% по различным оценкам. Причем ситуация развивается неблагоприятно.

Алексей Громов, главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов», в комментарии «НиК» отмечает: «Еще пару недель назад, когда вирус был локализован главным образом в Китае и сопредельных государствах, консенсус-прогноз динамики ожидаемого развития мирового нефтяного рынка ограничивался учетом негативного влияния вспышки коронавируса на китайскую экономику и ее международные связи. Тогда, напомню, предполагалось, что вспышка болезни затихнет к концу первого квартала 2020 года, Китай постарается наверстать экономические потери, в т. ч. и в части временного сокращения потребления нефти и нефтепродуктов в последующие месяцы года, а общий негативный эффект отразится в замедлении роста мирового спроса на нефть на 500-600 тыс. б/с.

Однако неожиданное и достаточно быстрое распространение инфекции в ряде стран Европы, отмеченное в конце февраля, резко ухудшило оценки ожидаемой динамики спроса на нефть в мире, причем негативные ожидания распространились и на второй квартал 2020 года».

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов также считает, что с ценовой точки зрения 2020-й год будет трудным. «Главный фактор падения цен очевиден, — отмечает эксперт. — Это паника вокруг коронавируса, которая только усиливается и оказывает соответствующее влияние на трейдеров. Прогнозы потребления нефти на этом фоне один хуже другого. Поэтому я думаю, что ситуация будет развиваться по негативному сценарию. В этом году „цена отсечения“ (то есть цена, при которой мы „проедаем“ фонды, а не накапливаем) $42,5 за баррель будет пробита. Надо сказать, что по цене нефти Urals до этой планки осталось совсем немного».

Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев напоминает: «Иногда полезно вспомнить, что на товарных биржах торгуются в основном деривативы. Когда стало понятно, что эпидемию не удалось удержать в границах Китая, по рынкам прокатилась волна распродаж. В условиях неуверенности разумно выводить средства в безрисковые активы. Даже золото, защитный инструмент, испытало падение в конце прошлой недели. Что уж говорить про нефть и промышленные металлы, чувствительные к состоянию мировой экономики.

Надо заметить, фундаментальные причины для снижения нефтяных котировок есть и довольно весомые.

Китай — крупнейший импортер нефти. В стране чуть ли не половина населения в карантине, перекрываются границы и транспортные коммуникации, резко падает мобильность населения, простаивают предприятия. Падает спрос на горючее и сокращается импорт энергоносителей. После того, как вирус обосновался в Европе, снижения спроса на сырье можно ожидать и здесь, хотя и в меньших масштабах: в Европе невозможно проводить такие масштабные карантинные мероприятия, но и эпидемия может распространиться гораздо шире, и спада производства не избежать».

В то же время эксперт из «ФИНАМа» оценивает падение нефтяных цен до $40 за баррель как слишком пессимистичный сценарий: «В Китае, судя по публикуемой статистике, распространение заболевания пошло на спад. В остальном мире пока значительный рост, но вполне возможно, что страхи несколько преувеличены. COVID-2019 явно не тянет на звание „чумы XXI века“.

Коронавирус — хороший повод „выпустить пар“ для перегретых рынков, но вряд ли это причина для затяжной депрессии.

Центробанки по примеру Китая вольют в рынки дополнительную ликвидность, достаточную для стабилизации экономики. В этом случае нефтяные котировки удержатся выше $50 за баррель марки BRENT и попытаются вернуться как минимум к $60».

Алексей Кокин из «Уралсиба» полагает, что «сегодня та ситуация на рынке, когда говорить о долгосрочном легче, чем о краткосрочном. Общий взгляд экономистов и аналитиков сводится к тому, что последствия эпидемии коронавируса пройдут, и во второй половине 2020 года рынок восстановится. Но какая будет траектория цены до этого восстановления, сказать сложно. Видимость на ближайшие недели крайне плохая».

Ситуацию на рынке усугубляют производители нефти. Алексей Громов комментирует:

«На этом негативном фоне со стороны потребителя многие страны продолжают активно наращивать добычу жидких углеводородов.

Так, Бразилия сообщила о достижении в январе 2020 года рекордного уровня суточной добычи нефти на уровне 3,1 млн б/с с перспективами дальнейшего роста (+0,4 млн б/с к уровню 2019 года). Американские сланцы также способны добавить еще 0,9-1,0 млн б/с по итогам года».

Эксперты уверены, что многое будет зависеть от итогов встреч ОПЕК и ОПЕК+, которые состоятся 5–6 марта в Вене. В ежемесячном обзоре СКОЛКОВО говорится, что в феврале этого года добыча нефти в странах ОПЕК снизилась на 500 тыс. б/с, главным образом, за счет Ливии, и что ОПЕК планирует сократить добычу еще на 600 тыс. б/с.

Алексей Кокин в комментарии «НиК» отметил: «По некоторым сообщениям ожидается, что Саудовская Аравия может предложить сокращение добычи в 1 млн баррелей в сутки. В нынешнем моменте 600 тысяч может быть недостаточно».

Какую позицию займет Россия, пока неясно. 1 марта президент России Владимир Путин в терминале аэропорта Внуково-2 провел совещание с членами правительства и представителями нефтяных компаний. По словам пресс-секретаря российского лидера Дмитрия Пескова, на совещании обсуждалась ситуация на глобальных сырьевых рынках на фоне распространения коронавируса. Принять на нем какое-то определённое решение не планировалось. Целью были сверка позиций сторон и обмен мнениями. Дмитрий Песков не уточнил, с какими выводами министр энергетики Александр Новак отправится на встречу ОПЕК+.

Константин Симонов считает: «Все решения, которые будут приниматься российской стороной, плохие. Сокращать добычу или ждать у моря погоды?

Все, конечно, надеются, что цены стабилизируются, но я боюсь, что придется все-таки пойти на сокращение добычи в рамках договоренностей с ОПЕК.

Это решение важно прежде всего с психологической точки зрения, как сигнал спекулянтам, которым нужны положительные новости. Но пока мы не знаем, какую позицию займет Россия на встрече ОПЕК+ 6 марта в Вене».

Алексей Кокин считает, что все указывает на то, что Россия будет участвовать в сокращениях добычи, но «какие именно обязательства будут поддержаны, мы не знаем». Аналитик полагает:

«Если будут приняты новые обязательства по сокращению добычи, то скорее всего несколько недель цена выше $50 за баррель продержится. Если нет — рынок может упасть до $40 за баррель».

Алексей Калачев сдержанно относится к перспективам ОПЕК+: «И до распространения вируса чувствовалось нежелание ряда участников, включая Россию, продлевать действие соглашения. На дальнейшие сокращения они пойдут неохотно, и чем больше нужно будет сокращать, тем меньше шансов будет, что соглашение устоит и не развалится».

Алексей Громов согласен, что надо дождаться итогов переговоров в Вене: «Пока мировой нефтяной рынок лишь основательно „тряхнуло“, но алгоритмы, принимающие решения на нем, еще не выработали единую стратегию поведения. Многое будет решаться по итогам ближайшей министерской встречи стран-участниц ОПЕК+, а также дальнейшей динамики распространения вводимых многими странами ограничений из-за вспышки коронавируса, которые уже серьезным образом подрывают перспективы глобального экономического роста и, как следствие, роста спроса на нефть».

Сергей Кузнецов

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter