Импортозамещение в нефтегазе: железный занавес или технологический рывок?
Аналитика

Импортозамещение в нефтегазе: железный занавес или технологический рывок?

3 марта , 15:18
России нужно не импортозамещение ради импортозамещения, а собственное технологическое развитие, считают участники ежегодной профильной конференции Национального нефтегазового форума

На прошлой неделе в Санкт-Петербурге состоялась ежегодная конференция «Импортозамещение в нефтегазовой промышленности 2020». Организатором мероприятия выступил Национальный нефтегазовый форум в партнерстве с «Газпром нефтью» при поддержке Минэнерго, Минпромторга, Центра компетенций технологического развития ТЭК ФГБУ «РЭА» Минэнерго России, РСПП и Союза нефтегазопромышленников России.

Казалось бы, само название мероприятия, уровень господдержки, а также список участвующих компаний («Газпром», «Транснефть», Росатом, ОРКК, АНО «АТР», ЛУКОЙЛ, СИБУР и многие другие) говорит о том, что с импортозамещением все ясно: да, нужно и немедленно!

Но в ходе выступлений и дискуссий участников оказалось, что дьявол, как обычно, кроется в деталях: импортозамещение действительно нужно, но вот что именно импортозамещать, каким образом это делать, как объединить усилия компаний и на чем в первую очередь сосредоточиться — однозначных ответов на эти вопросы нет.

Главное, с чем согласны все участники форума, — импортозамещение не должно превратиться в технологический железный занавес, отделяющий Россию от ведущих мировых разработок.

«В качестве примера можно привести стратегию закрытости Китая и Японии, которые в итоге привели к технологической отсталости. Нельзя рассматривать импортозамещение как забор, отделяющий нас от лучших мировых практик,

— считает начальник департамента технологических партнерств и импортозамещения «Газпром нефти» Сергей Архипов. — Но для ликвидации технологического отставания и развития собственной интеллектуально-технологической базы необходима реализация программ поддержки, причем речь в данном случае идет не только о прямом финансировании».

Сергей Архипов рассказал о работе компании совместно с Минпромторгом в части создания испытательных полигонов, «чтобы не возить оборудование для испытаний в Шотландию», о перспективах проведения совместных испытаний импортозамещающей продукции нефтегазовыми компаниями, поскольку в настоящее время каждая из российских нефтяных компаний проводит самостоятельные разработки, тратя финансовые и человеческие ресурсы, а также о планах по реализации механизма ограничения прав на интеллектуальную собственность иностранных вендоров в случае их отказа в выполнении ранее взятых обязательств в связи с санкциями в отношении РФ.

«Нам нужно не импортозамещение ради импортозамещения, а собственное технологическое развитие, — заявил руководитель Центра компетенций технологического развития ТЭК Минэнерго Олег Жданеев. — Саудовская Аравия заявила о планах по выходу на 70% уровень локализации и импортозамещения в своей нефтегазовой промышленности. В нашей стратегии до 2035 года тоже есть технологические вызовы, выраженные в цифрах, но главное — это собственное технологическое развитие, направленное на реализацию наших уникальных компетенций, сформированных под наши задачи — под нефтехимию, разработку ТРИЗов, проектов на шельфе…

Проблема — в выстраивании интеграционных цепочек между наукой, испытателями и внедренцами, компаниями и финансовыми институтами».

Проблему подхода «каждый сам за себя» в технологическом развитии отметила в своем выступлении директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК Vygon Consulting Дарья Козлова, подчеркнув, что проблемы нужно решать по всей цепочке «НИР — опытные разработки — опытно-промышленная эксплуатация — добыча». А основными проблемами в этой цепочке являются отрыв от потребностей индустрии и отсутствие целевого финансирования, слабая проработка на стадии НИР и ограниченные возможности для практического тестирования при высоких рисках коммерциализации и низком уровне взаимодействия всех сторон, а также высокая налоговая нагрузка, слабый сервисный рынок и мощности по производству оборудования.

«С точки зрения законодательных инициатив удалось внести ряд поправок в закон „О недрах“ в части ТРИЗов. Это большая победа, но необходимо двигаться дальше, внедряя программы поддержки по всей цепочке — от идеи, НИОКР, проектирования до практического внедрения и тиражирования, — считает Дарья Козлова. — Необходимо объединение усилий со стороны компаний. Например, сегодня „Газпром нефть“, „Роснефть“ и Schlumberger разрабатывают проект цифрового керна, но все три компании двигаются в этом направлении каждая сама по себе!»

Тем не менее, программа импортозамещения все же развивается, хотя и не так быстро и легко, как хотелось бы.

По данным Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, доля отечественного нефтегазового оборудования увеличилась с 40% в 2014 году до 49% в 2018 году, при этом планируется увеличение до 57% в 2020 году. Также объем производства российских нефтегазовых машиностроительных предприятий за период 2014–2018 гг. вырос на 24% с 210 до 262 млрд руб.

В рамках пленарной сессии конференции получила дальнейшее развитие идея по созданию единого центра отраслевой стандартизации.

«Газпром», СИБУР, «Газпром нефть» и «Татнефть» объявили об учреждении АНО «Институт нефтегазовых технологических инициатив». Всем остальным пока не присоединившимся участникам отрасли предложен статус наблюдателей. К участию в проекте по стандартизации в качестве экспертов проявил интерес западный инжиниринг — UOP, Linde, Mcdermott, Technip. Лидерство в разработке стандартов по профильным направлениям готовы взять на себя Группа ГМС, Северсталь, «Алитер-Акси», ТМК, ОМЗ.

Уже начата проработка участия в проекте национальных нефтегазовых компаний из стран — членов соглашения ОПЕК+, и будет странно, если компании из Арабских Эмиратов присоединятся к этой инициативе раньше, чем российские компании.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter