Время собирать камни
Аналитика

Время собирать камни

2 июля, 16:04
Нефтяные корпорации Китая в своей олигопсонической попытке организовать совместные закупки сырья по сути начинают процесс национализации нефтяного рынка и ухода от глобализации

Судя по всему, нынешний кризис будет иметь более серьезные последствия для нефтяного рынка, чем ранее ожидалось. И это касается не только стоимости сырья, но и самой структуры рынка. На днях стало известно, что китайские госкомпании хотят объединиться для совместных закупок сырой нефти. Пока сложно сказать, как это отразится на будущем мировой торговли энергоресурсами, но, учитывая объемы китайского импорта «черного золота», можно предположить, что для глобального энергорынка наступит время испытаний.

О том, что ведущие нефтяные гиганты Китая, такие как China Petroleum & Chemical, PetroChina, CNOOC и Sinochem Group, решили сформировать группу для совместных закупок углеводородов, сообщил Bloomberg. В настоящее время эти корпорации контролируют перерабатывающие предприятия, импортирующие более 5 млн баррелей нефти в сутки.

Это почти пятая часть совокупной добычи стран ОПЕК, поэтому в случае успешной реализации данного замысла новое объединение может превратиться в крупнейшего покупателя углеводородов в мире.

Издание пишет, что план создания группы для совместных закупок углеводородов уже нашел поддержку правительства КНР и соответствующего отраслевого регулятора. Такое объединение позволит китайским компаниям координировать закупки нефти на спотовом рынке и избежать ценовых войн. Сообщается также, что в случае успешных совместных закупок к группе могут присоединиться и более мелкие негосударственные нефтяные компании страны.

Bloomberg отмечает, что, по информации источников, новая группа начнет свою деятельность с подачи коллективных заявок на приобретение нефти российских и африканских марок. Это заявки на закупку сорта нефти ESPO по трубопроводной системе «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Напомним, что, по данным Главного таможенного управления КНР, в апреле Россия обогнала Саудовскую Аравию в качестве основного поставщика сырой нефти в Китай. Импорт из РФ вырос на 17,7% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, поставки из Саудовской Аравии упали на 18%. Объем поставок Saudi Aramco в КНР составил в апреле 5,16 млн тонн, Россия поставила 7,2 млн тонн.

Издание считает, что китайские корпорации решили пойти на совместную защиту своих интересов на фоне роста цен на спотовом рынке, который произошел сразу после начала восстановления экономики Китая.

Причем в Поднебесной уже есть положительный пример подобных объединений — это консорциум для закупки медного концентрата, который китайские металлурги создали в 2003 году.

Отраслевые эксперты пока не видят никакого негатива для российских импортеров от создания ведущими китайскими корпорациями группы для совместных закупок сырой нефти. По их мнению, такая стратегия позволит бизнесу КНР закупать больше сырья у России. В то же время большинство экспертов уверено, что нефтяные компании Китая таким образом будут влиять и на ценовую политику на нефтяном рынке, и это особенно актуально в свете возможной перспективы роста стоимости нефти.

Политолог Дмитрий Евстафьев считает, что учреждение китайскими энергокорпорациями группы для совместных закупок — это очень важное событие для всего рынка нефти:

«Картелирование продавцов рано или поздно приведет к картелированию покупателей.

В конце 2019 года мы уже сталкиваемся с картелированием покупателей на рынке нефти. Китай является настолько огромным рынком, что может себе позволить картелирование в национальных масштабах, тем более, что спрос на нефть на сегодняшний момент непредсказуем. Китайцы хотят застраховать себя от каких-то острых неприятных скачков ценовой конъюнктуры. Это в действительности большой сигнал всему остальному рынку о том, что объединение покупателей нефти возможно», — заметил эксперт в интервью «НиК».

По его словам, раньше считалось, что рынок отрегулирует все: «Китайцы своим намерением создать группу для совместных закупок нефти говорят о том, что рынок не может все отрегулировать, а кое-что еще и дестабилизирует. Это неоднозначный сигнал для всего рынка, поскольку теперь всем нефтяным производителям придется напрячься, особенно американским сланцевикам, которые входят в тяжелый период банкротств и рассчитывают на повышения цен после весеннего падения. Это большой сигнал и для России, особенно для российских „свободных атомов“ нефтяной торговли, которые действуют на рынке вне общегосударственной экспортной политики и которых нужно постепенно с рынка убирать. Сейчас мы идем к глобальной перестройке топливного рынка, и кулак должен быть един», — заявил Евстафьев.

Он также отметил, что новая группа обязательно будет способствовать ликвидации каких-либо спекулятивных пиков роста цен на нефть: «Китайцы хотят сделать невозможным использование политической и временной экономической конъюнктуры для глобальной дестабилизации цен. Это шаг, который будет направлен против дорогой нефти, против спекулятивных пиков. Задача КНР сделать ценовую конъюнктуру предсказуемой», — резюмировал политолог.

Аналитик Райффайзенбанка Андрей Полищук в интервью «НиК» указал, что создание подобной группы китайскими энергокорпорациями не сможет повлиять на биржевую стоимость нефти:

«На биржевую цену создание этой группы влиять не будет — на цену закупок сырья влиять может, поскольку чем больше у вас объем закупок, тем больше у вас возможности договорится о скидке. Но это не значит, что это будет дешевле биржевой цены»,

— отметил эксперт. Поэтому он считает, что в случае создания компаниями Китая группы для совместных закупок сырой нефти объем российского экспорта в КНР может вырасти.

Независимый эксперт Вячеслав Мищенко напомнил, что КНР всегда достаточно централизованно покупала нефть: «У них только лет 10 назад появились какие-то послабления по импорту энергоресурсов, когда НПЗ смогли самостоятельно напрямую закупать нефть у внешних поставщиков, в том числе и у России. Поставки по ВСТО, которые стали работать по связке с нефтепроводом „Сковородино-Мохэ“ на китайском направлении, тоже были демонополизированы со стороны Китая, поскольку там появились частные заводы. Такая тенденция наблюдалась в предыдущие 10 лет», — рассказал эксперт в интервью «НиК».

По его мнению, сейчас речь идет скорее о какой-то координации совместной коммерческой политики китайских корпораций, а не о создании единого оператора закупок: «КНР, как крупнейший мировой покупатель нефти, хотел бы видеть какую-то скоординированную политику по закупкам. Но возникает масса вопросов, как технически на операционном уровне это будет осуществляться. Ведь сейчас действует система контрактов, в которых уже прописаны ценовые формулы и объемы, передать это в управление непонятно кому? Я не понимаю, как технически это будет работать.

Скорее речь идет именно о координации, а не о передаче полностью операционных функций какому-то надкорпоративному органу.

Напомню, что China Petroleum & Chemical, PetroChina, CNOOC достаточно долго ведут независимую коммерческую политику на внешних рынках с точки зрения закупки энергоресурсов и инвестиций», — уточнил Мищенко.

Он также считает, что координация закупок нефти позволит КНР влиять на цены по своему направлению: «КНР крупнейший игрок на мировом рынке. Тем более, что в этой стране уже образованны ценовые механизмы — это Шанхайская биржа, которая сейчас, по сути, формирует импортную цену на нефть в КНР. Китайцы играют определенную роль на биржах Дубая и Лондона. Но в последнее время они действовали в рамках существующих коммерческих структур, ничего нового не создавали, занимались только либерализацией работы своих компаний на внешних рынках», — заметил эксперт.

Стоит напомнить, что все новое, как правило, — это хорошо забытое старое. В 1960 году именно благодаря действию картеля «семи сестер» (British Petroleum, Exxon, Gulf Oil, Mobil, Royal Dutch Shell, Chevron, Texaco), выступавшего за снижение цен на «черное золото», была создана Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Сейчас история повторяется в обратном порядке. Нефтяные корпорации Китая по сути начинают процесс национализации нефтяного рынка и ухода от глобализации. Впрочем, это достаточно закономерный итог нынешнего экономического кризиса.

Екатерина Дейнего

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter