«Нефтегазовая игла» стала еще острее

Аналитика
«Нефтегазовая игла» стала еще острее
«Нефтегазовая игла» стала еще острее
2 июня, 12:59Тамара Сафонова, к.э.н., генеральный директор ООО «Независимое аналитическое агентство нефтегазового сектора»
Доля нефтегазовых доходов в бюджете в январе–апреле этого года выросла до 49%

Нефтегазовый сектор в России обеспечивает максимальный приток налогов в бюджет РФ, при этом сокращение добычи нефти и газа на фоне выполнения соглашения ОПЕК+, уменьшение импорта российских углеводородов и нефтепродуктов на фоне санкционного давления, снижение объемов переработки углеводородов окажут непосредственное влияние на производственный потенциал нефтегазовой отрасли в будущем.

В настоящее время требования к налогообложению предусмотрены Налоговым Кодексом РФ, суть нефтегазового налогового маневра заключается в равномерном (на протяжении 2019–2024 гг.) снижении экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты с равнозначным повышением ставки НДПИ, то есть стимулируется ресурсный экспорт.

Следует отметить, что общие доходы и платежи в бюджет РФ, бюджетные доходы от нефтегазового сектора напрямую коррелируют с изменением цен на нефть.

Как представлено на рисунке, курс рубля к доллару США и цена на нефть Urals имели разнонаправленную динамику, что позволяло бюджету при падении нефтяных цен, с одной стороны, компенсировать рублевые доходы, с другой стороны, нивелировать значимый разрыв в сумме бюджетных поступлений.

Корреляция доходов от налогов и пошлин, связанных с обложением нефти, газа и нефтепродуктов, курса рубля к доллару США и цены на нефть

При этом доля нефтегазовых доходов сократилась с 39% в 2019 году до 28% в 2020 году, что было связано с падением мирового спроса и цен на углеводороды на фоне распространения коронавирусной инфекции, но указанная статистика не означала, что Россия «слезает с нефтяной иглы», а продемонстрировала уязвимость бюджета от мировой цены на нефть.

Доля нефтегазовых доходов в бюджете РФ за период 2018 год — апрель 2022 года

Средняя цена российской марки Urals в 2021 году составила $69,0 за баррель, рост по сравнению с 2020 годом составил +65% ($41,7 за баррель), при этом доля нефтегазовых доходов в бюджете возросла с 5235 млрд рублей в 2020 году до 9057 млрд рублей в 2021 году или на +73%.

В этой связи ключевую позицию при сохранении текущей системы налогообложения в будущем бюджетном наполнении нефтегазовых доходов будет занимать цена на нефть и газ на мировом рынке, объемы нефтегазодобычи и нефтегазопереработки, взаимосвязанные с возможностью экспорта, а также инвестиционный климат в нефтегазовой отрасли в части развития новых проектов.

Поскольку базой для расчета всех нефтегазовых налогов являются зарубежные индикаторы цен на российские углеводороды и нефтепродукты на мировых рынках, то для стабилизации бюджетного наполнения необходимы изменения, ориентированные не на нетбэки (цены мирового рынка, подверженные изменениям конъюнктуры мирового рынка), а на внутренние цены.

Распределение налогов в нефтегазовой отрасли за период 2018 год —апрель 2022 года

С 2018 года по апрель 2022 года произошло изменение доли доходов от налогов и пошлин, связанных с обложением нефти, газа и нефтепродуктов:

  • НДПИ — с 67% в 2018 году до 81% в 2022 году,
  • НДД — с 1% в 2018 году до 21% в 2022 году,
  • таможенных пошлин — с 33% в 2018 году до 24% в 2020 году.

Выпадающие доходы из бюджета нефтеперерабатывающим и нефтехимическим предприятиям за счет обратного акциза, демпфера и инвестиционной составляющей возросли с -5% в 2019 году до -26% в 2022 году.

Нефтегазовые доходы бюджета не учитывают акцизы на нефтепродукты, НДС, налог на прибыль, социальные налоги.

Следует отметить, что нефтегазовая отрасль также является крупнейшим плательщиком налога на прибыль, НДС, социальных налогов, которые не учитываются Минфином в составе нефтегазовых доходов, в этой связи отсутствие консолидированной отчетности по совокупности расширенных нефтегазовых доходов не дает возможности оценить реальное влияние нефтегазового комплекса на бюджетные поступления страны.

В 2022 году на фоне роста мировых цен на нефть и газ, вызванного санкционным давлением на Россию и последующим выраженным дефицитом энергоресурсов в мире, доля нефтегазовых доходов в бюджете возросла в январе–апреле до 49% (не включая акцизы на нефтепродукты, налог на прибыль, на доходы физических лиц, социальные налоги, уплачиваемые в бюджет за счет деятельности компаний нефтегазового комплекса).

Для комплексной оценки реального влияния нефтегазового сектора на бюджетные поступления страны важно располагать консолидированной отчетностью по совокупности расширенных нефтегазовых доходов, но можно предположить, что совокупные доходы бюджета от нефтегазовой отрасли превысили по итогам за 4 месяца 2022 года 60-процентную отметку.

В текущей конфигурации налогового маневра в нефтегазовой отрасли бюджетные показатели следуют за конъюнктурой мировых нефтяных цен, что соответствует симптомам «голландской болезни».

«Голландская болезнь» («нефтяная игла», «ресурсное проклятие») — это, по сути, конечный негативный экономический результат для стран, располагающих большим объемом природных ресурсов и позволяющих обеспечивать приток денежных поступлений в свою экономику за счет экспорта сырьевых ресурсов.

Для стран, подверженных «ресурсному проклятию», характерна большая доля доходов от продажи сырья в ВВП, большая доля сырья в экспорте страны, низкая диверсификация экономики.

Доминирующая роль добычи и экспорта углеводородов в бюджетной модели оказалась уязвимым звеном на фоне санкционного давления со стороны Евросоюза, основного импортера российских энергоресурсов, и угроз введения «эмбарго» на российскую нефть.

В России консолидацию сверхдоходов от экспорта углеводородов осуществляет Фонд национального благосостояния.

В 2021 году, согласно бюджетному правилу, цена отсечения составила $43,3 за баррель нефти, в 2022 году — $44,2 за баррель. Сверхдоходы должны направляться в Фонд национального благосостояния (ФНБ). По состоянию на 31.03.2022 объем средств ФНБ составлял 13052 млрд руб.

После заморозки валютных активов ФНБ с 2 марта 2022 года предусмотрена временная приостановка на 2022 год бюджетного правила, связанного с использованием дополнительных нефтегазовых доходов федерального бюджета.

Таким образом, последствия реализации бюджетного правила в условиях санкционного давления на Россию и блокировки валютных резервов Банка России продемонстрировали ненадежность международных финансовых институтов и требуют эффективной перестройки управленческой стратегии в отношении размещения золотовалютных резервов в России, а также увеличения государственных субсидий для развития собственных производств и импортозамещения.

Следует также отметить, что выплаты из бюджета по демпферу и обратному акцизу в 2021 году по совокупности составили 1239 млрд рублей, только за 4 месяца 2022 года — 1189 млрд рублей.

На фоне заморозки валютных активов, сформированных нефтегазовым сектором российской экономики, и ненадежности зарубежных ценовых индикаторов требуется трансформация системы налоговых расчетов, ориентированных на внутренние ценовые маркеры и маржинальность российских предприятий нефтегазовой отрасли, для безусловного развития и формирования инвестиционного потока в инновационные и экологичные энергетические технологии, востребованные в будущем.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter