Санкции для Urals

Аналитика
Санкции для Urals
Санкции для Urals
2 февраля, 13:59Екатерина Вадимова
Премия российской марки к эталонному Brent — краткосрочный тренд, но он показывает, как санкции на экспорт российской нефти могут повлиять на рынок

Нефтяной рынок подбрасывает все больше сюрпризов. На фоне активного обсуждения темы отказа от российских энергоносителей Urals впервые с февраля 2021 года стала торговаться с премией относительно североморского датированного сорта. В какой-то момент российская нефть перевалила за $92, что является рекордом с октября 2014 года. При этом весьма неожиданным оказалось сообщение компании «Транснефть» о запланированном сокращении поставок нефти в Западную Европу из портов Усть-Луга и Приморск.

Напомним, что по данным Argus 16 января цена Urals достигала $91,25 на северо-западе Европы и $92,38 — в Средиземноморье, с 17 января Urals стала торговаться с премией к Brent, 18 января премия достигала максимального уровня с декабря 2020 года — в $0,65 за баррель к эталону. По данным Минфина РФ, средняя цена российской экспортной нефти Urals в январе текущего года составила $85,64 за баррель.

Эксперты британской аналитической компании Vortexa, комментировавшие желание США выдавить Россию с нефтяного рынка, констатировали, что за последние годы Евросоюз так и не уменьшил свою зависимость от российского сырья, поскольку около 34% морского импорта сырой нефти в Европу в прошлом году приходилось на Россию, и это без трубопроводных поставок. Кроме того, Россия является еще и крупнейшим экспортером дизельного топлива в ЕС.

В связи с этим геополитическое напряжение, которое, несомненно, поддерживает баррель у рекордных за последние годы значений, должно в ближайшее время несколько снизиться. В конце концов, европейцы умеют считать деньги. Однако останется множество других факторов, которые помогут Urals сохранить свои позиции, ведь спрос на нефть в мире растет.

Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина Вячеслав Мищенко напомнил, что Urals как сорт традиционно торговался с дисконтом к североморскому дотированному, но ситуация на рынке меняется стремительно: «Иногда структура рынка такова, что спрос на среднесернистую российскую нефть опережает предложение, тогда цена растет. Структура перестает соответствовать этой классической формуле с дисконтом, а превращается в премию», — отметил эксперт. Он уточнил, что Brent — это сам по себе умирающий сорт, по сути, в его корзине уже шесть сортов: «Кроме того, ценовые агентства сделали котировки нового бренда, туда добавили все возможные сорта — и азербайджанскую легкую, африканские, американские, но только не Urals. Он принципиально не рассматривается как часть эталона или как отдельный эталон. Тем не менее Urals чувствует себя неплохо.

Спрос на европейском направлении продолжает расти, потому что по своим качественным характеристикам именно среднесернистый сорт является наиболее экономически выгодным для переработки.

Из него получаются дизель, моторное топливо, керосин — те продукты, которые до сих пор востребованы на европейском рынке. Хочу напомнить, что Urals был востребован даже в 2020 году, несмотря на все попытки выдавить его с европейского рынка. В тот момент Saudi Aramco хотела демпинговать, но ничего не смогла добиться, поскольку ей не удалось осуществить физические поставки своей нефти в Европу. Тем временем Urals шел по трубе и был востребован даже в периоды острого локдауна и разрушения спроса. Сейчас он остается на европейском направлении самой востребованной нефтью как на юге, так и на северо-западе», — пояснил Мищенко.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин заметил, что в настоящий момент уже многие НПЗ развитых стран настроены на переработку именно тяжелой нефти с высоким содержанием серы: «Раньше США покрывали потребности в этой нефти с помощь Венесуэлы, однако после санкций эта нефть ушла с американского рынка. Сейчас Россия много своей нефти отправляет в Соединенные Штаты.

Когда такой нефти становится меньше на рынке, она торгуется с премией, но это сиюминутная ситуация.

Все зависит от спроса на конкретный вид нефти», — указал эксперт. Он также отметил, что на цену давит и фактор недостаточного роста добычи у большинства крупных производителей: «По соглашению ОПЕК+ все страны должны поднимать объемы добычи, а не справляются, в том числе и мы не справляемся. Настолько „закрутили гайки“ в 2020 году, что восстановить добычу становится все сложнее и сложнее. И такое положение дел наблюдается во многих нефтедобывающих странах, а спрос при этом продолжает расти. Я делал прогноз, что со временем мы можем увидеть $100 за баррель, я его подтверждаю», — заявил Пикин.

Старший консультант VYGON Consulting Екатерина Колбикова в своем комментарии также отметила временный характер премиальных продаж Urals: «Подорожание сорта Urals носило краткосрочный характер, увеличение спроса на российскую смесь связано с востребованностью более тяжелых фракций со стороны европейских НПЗ. Отчасти это объясняется отопительным сезоном и высокими ценами на газ. Совокупность этих факторов привела к росту спроса на мазут в регионе. Кроме того, важную роль играют геополитические вопросы, связанные с опасениями по поводу надежности поставок нефти», — сообщила эксперт. Она указала, что премия Urals постепенно исчезает: «Отдельные партии на срочном рынке сегодня (1 февраля — „НиК“) уже продаются с дисконтом на фоне высоких цен и сильной бэквордации.

Глобально премия может продержаться не дольше окончания отопительного сезона, однако многое будет зависеть от развития геополитической обстановки вокруг России и на Ближнем Востоке»,

— пояснила Колбикова.

Эксперт считает, что в целом в 2022 году ожидается, что добыча нефти и конденсата на фоне дальнейшего снятия ограничений на добычу со стороны ОПЕК+ вырастет примерно на 7%, при плановом снижении объемов переработки нефти, поэтому есть основания ожидать роста экспортных поставок. При этом высокие цены на Urals, вероятно, сохранятся до середины года, так как рост спроса на нефть будет опережать темпы восстановления добычи.

Аналитик УК «Альфа-Капитал» Денис Бадьянов отметил, что цена на нефть Urals сейчас почти в два раза выше уровней конца 2020 года. «Urals дорожает одновременно с Brent и иными торгуемыми сортами сырья на фоне ожиданий, что дефицит сырьевого предложения в мире сохранится в этом году вопреки предыдущим прогнозам. Сейчас в пользу роста цен играет локальное напряжение на Ближнем Востоке, а также ослабление коронавирусных страхов. Думается, что пока на сырьевом рынке сохранятся позитивные настроения, Urals будет торговаться с премией к Brent», — считает эксперт.

Аналитик ФГ «ФИНАМ» Александр Потавин в качестве одного из факторов, которые помогли российской нефти вернутся к показателям 2014 года, упомянул цены на газ и даже атаки террористов: «Переработчики нефти в Европе в последнее время проявляют повышенный интерес к сортам, дающим высокий выход средних дистиллятов, спрос на которые заметно повысился. Другая важная тема, значительно влияющая на рост цены именно российской нефти марки Urals — конфликт между Украиной, которую поддерживают США и НАТО, и Россией. Этот геополитический риск вносит свою премию в цены нефтяных контрактов. В Европе этой зимой вырос спрос на мазут, который, в свою очередь, разгоняли высокие цены на газ. Дело в том, что при сильно подорожавшем газе ряд потребителей перешло на использование мазута в качестве печного топлива — отсюда высокий спрос. При этом недостающий мазут производится на европейских НПЗ именно из тяжелой российской нефти марки Urals. Другим фактором, который в январе позитивно влиял на цены Urals, можно связать с напряженной ситуацией в ОАЭ, которую периодически атакуют ракетами хуситы из Йемена.

Поскольку состав российской нефти Urals похож по составу и качеству на ближневосточную нефть, то потребители проявляют к ней повышенный спрос в ситуации возможных срывов поставок из ОАЭ.

Есть и еще одна причина ждать повышенных уровней нефти Urals: снижение поставок российской нефти из портов Усть-Луга и Приморск, то есть РФ уменьшает свой экспорт в Западную Европу. Это коснется прежде всего потребителей из Германии, Нидерландов, Финляндии и Прибалтики. По совокупности всех вышеуказанных причин мы видим усугубление дефицита нефти на рынке Европы, соответственно ценник Urals сейчас превышает стоимость Brent», — прокомментировал ситуацию аналитик.

По его мнению, если ситуация вокруг Украины и на Ближнем Востоке станет более спокойной, то котировки Urals опять будут торговаться чуть дешевле, чем нефть марки Brent: «То, что кривая фьючерсов нефти Brent находится в состояния глубокой бэквордации (дальние контракты торгуются гораздо дешевле ближних), говорит о том, что в настоящий момент на рынке наблюдается острый дефицит топлива, который, возможно, смягчится в будущем», — заметил Потавин.

Кстати, стоит заметить, что уменьшение поставок «Транснефтью» достаточно неожиданно, учитывая популярность Urals. Тем не менее «Интерфакс» со ссылкой на график отгрузок в феврале сообщил, что компания отправит из своих портов в Европу 6,5 млн тонн нефти, или на 14% меньше, чем в январе. Сокращение поставок в общей сложности на 1 млн тонн произойдет, несмотря на рост добычи на 100 тыс. баррелей в день. Причем больше всего поставки снизятся из порта Усть-Луга — на 21% (до 1,9 млн тонн). Из Приморска поставки упадут на 19% (до 3 млн тонн). Главным образом экспорт уменьшится Западную Европу, то есть в Германию, Нидерланды, Финляндию и Прибалтику. А вот в Южную Европу экспорт вырастет на 13% (до 1,6 млн тонн), но это не компенсирует общего сокращения.

Мнение аналитиков о причинах таких действий «Транснефти» разделись, кто-то видит чисто технические причины этого сокращения, другие же указывают на политику.

В частности Александр Потавин предположил, что Россия сокращает поставки нефти в Евросоюз вслед за экспортом газа, объемы которого рухнули на 40% в первые недели 2022 года: «Причин такой динамики может быть несколько, но ключевая, на мой взгляд — это политика, когда Запад сейчас открыто противостоит российским геополитическим амбициям».

Наталья Мильчакова, замруководителя ИАЦ «Альпари», отметила, что проблемы могут быть в покупателях: «Крупнейший покупатель российской нефти в Финляндии Neste Oyj отказалась приобретать российскую нефть. Эта компания начала перепрофилировать свою деятельность и решила заниматься ВИЭ. Теперь в Финляндии удивляются, почему у них такие дорогие энергоресурсы. Правда, другие компании от Urals пока не отказывались».

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков предположил, что, скорее всего, сокращение перевалки нефти через порты — это лишь изменение транспортных потоков. Однако он напомнил про заявления Польши: «Со стороны Варшавы были политические заявления о том, что они хотят больше закупать нефти Саудовской Аравии. Но, как правило, такие поставки реализуются как своповые. В реальности сколько отгружалось российской нефти, столько и отгружается, но по документам часть покупок проходит как нефть Saudi Aramco. Может быть, в рамках политической рекламы они могли купить несколько танкеров саудовской нефти и физически собираются ее себе отгрузить.

При этом Польша в последнее время предпочитает заказывать нефть именно через морские порты, может быть, им так удобно смешивать Urals, например, с саудовской нефтью, чтобы по характеристикам это сырье подходило для польских НПЗ»,

— рассказал эксперт.

Екатерина Колбикова считает, что снижение поставок ожидается только в направлении балтийский портов — Приморск и Усть-Луга планируют перевалить 5,1 млн т нефти против 6,1 млн т в январе: «Напомним, что февраль на 3 дня короче января, поэтому фактическое суточное снижение составит всего 7% вместо 16%. Предварительно мы не видим здесь серьезных ограничений при росте отгрузок через южные порты. При этом есть небольшая тенденция снижения активности со стороны североевропейских потребителей на фоне перегрева нефтяных цен».

Денис Бадьянов также отметил, что запланированные ограничения поставок «Транснефти» в Европу скорее могут быть связаны с сезонным сокращением спроса на энергоносители и завышенными ценами на сырье.

Вместе с тем интрига с санкциями все еще сохраняется, как и накал геополитического противостояния. Вашингтон испытывает нервы Москвы, и введение эмбарго на российские энергоносители укладывается в эту стратегию действий. Тем более что сами США от российской нефти зависят в гораздо меньшей степени, чем Европа. Кроме того, возможное снятие санкций с Ирана предполагает увеличение предложения на нефтяном рынке. Однако пока план по замене российской нефти выглядит чересчур фантастическим.

Наталья Мильчакова указала, что чисто теоретически есть другие поставщики нефти, в том числе и наши партнеры по ОПЕК+: «В принципе возможность замены российской нефти есть, но вопрос, по какой цене и какого качества. Другим странам поставлять необходимые объемы нефти в ЕС логистически не очень выгодно. Присутствует и фактор ОПЕК+, у которого нет сильного желания увеличивать добычу. Это значит, что предложение со стороны ОПЕК+ по-прежнему сильно ограничено».

Вячеслав Мищенко подчеркнул, что «теоретически если брать дорогие партии и ухудшать экономику нефтепереработки, то можно загнать нефть из любой страны. Но это сложный и дорогой процесс. Удлиняется плечо доставки, не всегда танкерный флот под рукой. Если взять временной отрезок в год, то труба по своей экономике и стабильности поставок всегда будет в более выигрышном положении, чем морские партии. Поэтому перекрытие трубы создаст катастрофическую ситуацию на рынке. Мы это видим по рынку газа, он немного другой, но если взять трубу и СПГ, то поставки сжиженного газа нестабильны. Сейчас часть танкеров с СПГ действительно идет в Европу, но если завтра Азия потребует больше газа, то они уйдут в страны АТР. Труба же всегда идет в одном направлении, это выгодно поставщику и потребителю. Так же и с нефтью».

Игорь Юшков напомнил, что Россия добывает порядка 550 млн тонн нефти: «Половину в чистом виде отправляем на экспорт, вторую перерабатываем, и из них только 90 млн тонн идет на внутренней рынок, а остальное экспортируется. Мы крупнейшие после Саудовской Аравии экспортеры нефти и нефтепродуктов в мире, поэтому просто выпилить все наши объемы не получится. Кроме того, мы много отправляем нефти и на китайский рынок. Поэтому скорее в результате возможных санкций повысятся цены на энергоносители, а у России произойдет перераспределение рынков сбыта. То есть она будет полностью ориентироваться на морские поставки и на азиатские рынки», — пояснил эксперт.

Он напомнил, что Иран — это один из игроков, который может резко и существенно увеличить добычу: «Иран может поставить на рынок 2-3 млн баррелей за месяц. Часть российских поставок он может заместить, но отношение к нему Вашингтона не лучше, чем к России. Американское общество и политический класс принимают Россию и Иран как одинаковое зло, возможно, что Иран даже хуже. К тому же в случае снятия санкций, они должны признать, что вышли из атомного соглашения по иранской ядерной программе по надуманным причинам», — резюмировал эксперт.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter