В разведку едет ревизор

Аналитика
В разведку едет ревизор
В разведку едет ревизор
1 ноября 2018, 18:38Ирина РоговаяФото: newizv.ru
Нефтянку ожидает переучет запасов и снижение госинвестиций в ГРР

К 1 ноября 2018 г. должна быть завершена подготовка «дорожной карты» по инвентаризации месторождений углеводородов и разработке соответствующих нормативных правовых актов для введения дифференцированной и более гибкой системы налогообложения в нефтедобывающем секторе. Завершить работу по инвентаризации планируется к середине 2019 г. Об этом заявлял вице-премьер Дмитрий Козак по итогам недавних совещаний в правительстве по проблемам развития сырьевой базы углеводородов.

Минприроды и Минэнерго подготовили предварительный план проведения инвентаризации месторождений углеводородов в РФ. Об этом в интервью РИА «Новости» сообщил первый заместитель министра природных ресурсов и экологии Денис Храмов.

По его словам, по этому вопросу недавно прошло совещание у замминистра энергетики РФ Павла Сорокина. В частности, были сформулированы общие подходы к тому, как проводить инвентаризацию месторождений. По данным Минприроды, также потребуется тщательный анализ ранее принятой новой классификации запасов и ресурсов углеводородов, с тем чтобы провести учет и переоценку добывающих активов максимально корректно.

Проведение инвентаризации активов добывающих компаний было поручено профильным ведомствам по итогам совещаний у председателя правительства Дмитрия Медведева, а затем у вице-премьера Дмитрия Козака; встречи были посвящены проблемам развития нефтяной отрасли и стимулированию добычи нефти. Как подчеркнул 18 сентября Дмитрий Медведев, все более важными для поддержания уровня добычи нефти становятся разведка и освоение новых месторождений. Необходимо увеличивать ГРР, а также обеспечивать добычу на месторождениях с трудноизвлекаемыми запасами.

«Есть целый ряд предложений по созданию стимулов для нефтяных компаний в этой сфере», – сказал премьер.

В частности, для разработки специальных мер поддержки ГРР и добычи нефти планируется провести инвентаризацию запасов углеводородного сырья, детально оценить существующую систему льгот.

По итогам этой работы правительство намерено выработать предложения о точной настройке механизмов стимулирования, чтобы «предоставление льгот давало ожидаемый результат».

В соответствии с поручением вице-премьера Дмитрия Козака к 1 ноября должна быть подготовлена «дорожная карта» – концептуальная программа проведения инвентаризации добычных активов. Выполнение этой работы было возложено на Минприроды. По словам Дмитрия Козака, в этом вопросе выступает «застрельщиком» именно это ведомство, которое, в свою очередь, будет работать в партнерстве с Минэнерго: «Минэнерго, Минприроды вместе с нефтяными компаниями должны оценить месторождения с точки зрения геологических условий, с точки зрения извлекаемости ресурсов, чтобы выработать и наложить эти критерии на все те запасы, которые имеются в нашем распоряжении».

Ранее Козак пояснил журналистам цели предстоящей инвентаризации.

«Мы должны будем провести инвентаризацию всего того, что стоит на балансе у нефтяных компаний, чтобы по единым критериям оценить эти месторождения: являются ли они трудноизвлекаемыми или не являются. И с учетом единых критериев оценки решить вопрос, к каким типам месторождений (не к кому, как чаще бывало, не к какой компании персонально, а к каким типам месторождений) какие дифференцированные методы налогообложения применять. Только об этом идет речь», – подчеркнул вице-премьер.

По его словам, месторождения, на которых идет добыча, будут функционировать в существующих налоговых условиях. Но ожидается истощение запасов доступной для добычи нефти и, соответственно, существенное увеличение затрат на разработку ТРИЗ.

«Еще пару лет мы в рамках действующих правил поработаем, а затем будет наблюдаться снижение [добычи], потому что очень много трудноизвлекаемых запасов, обводненных, находящихся в сложных геологических условиях, по которым себестоимость добычи растет», – сказал Козак. Многие месторождения оказываются брошенными, поскольку не выгодны с точки зрения реализации соответствующих проектов. Закономерно встает вопрос о начале проработки дифференцированного подхода к налогообложению добывающих активов. Вице-премьер отметил, что одна из главных целей инвентаризации в том, чтобы уйти от поголовного предоставления льгот ТРИЗ и выработать критерии адресного подхода к налогообложению различных категорий запасов нефти.

По расчетам правительства, если не принять мер по стимулированию освоения новых месторождений с трудноизвлекаемыми запасами, к 2035 г. по оптимистичному сценарию добыча снизится в два раза, а по пессимистичному – почти в четыре, до 146 млн тонн. Такие данные озвучил Козак по итогам сентябрьского заседания правительства.

Акцент на этом прогнозе сделал гендиректор Росгеологии Роман Панов в докладе на форуме «Геологоразведка 2018», прошедшем в Москве на прошлой неделе. В числе первоочередных мер по воспроизводству минерально-сырьевой базы нефти, по мнению Панова, необходимо решить проблему постановки на баланс запасов низкой категории.

«Это позволит ускорить их разработку», – отметил он.

По словам Панова, в ходе совместной работы Росгеологии и Минприроды по подготовке стратегии развития МСБ России до 2035 г. выделена группа стратегически важных видов минерального сырья, по которым сегодня существует критическое положение дел – как с точки зрения их обеспеченности для поддержания текущего уровня добычи, так и состояния ресурсной базы. Прежде всего, речь о ликвидности ресурсов, находящихся на балансе государства и недропользователей. В этом контексте нефть – один из вызовов, которые будут стоять в ближайшие 25 лет и перед добывающими компаниями, и перед геологоразведкой. В первую очередь перед нефтяниками будет стоять задача сохранения существующих темпов добычи, но главное – сохранения уровня себестоимости нефти.

Секвестр бюджета – удар по запасам

Наиболее болезненным для отрасли глава Росгеологии считает сокращение государственного финансирования проектов ГРР: «Могу сказать, что секвестр бюджета по государственной программе воспроизводства минерально-сырьевой базы за последние 5 лет был достаточно существенным. Только в прошлом году целевые инвестиции в ГРР сократились примерно на 25% (с 40 млрд руб. до менее чем 30 млрд руб. в год)».

По словам Панова, ожидается дальнейшее сокращение госрасходов на изучение недр. Сумма порядка 15 млрд руб., которую государство фактически направляет в 2018 г. на воспроизводство МСБ в части углеводородов, будет снижена до 12 млрд в 2019 г.

«Этих средств катастрофически недостаточно, и не только для того, чтобы просто обеспечить организацию поисково-разведочных работ. Этих средств будет не хватать, чтобы обеспечить необходимый уровень научной поддержки ГРР, не говоря о технологических проблемах, с которыми сегодня сталкивается отрасль»,

– отметил Панов.

Как подчеркнул глава Росгеологии, экономический эффект от предлагаемой стратегии развития минерально-сырьевой базы нефти, по укрупненным оценкам, составит 114 руб. прироста монетизируемых запасов на 1 руб. инвестиций в ВМСБ (без учета инфляции, в ценах 2017 г.).

Он привел в качестве примера практику госфинансирования ГРР в других странах. Так, в Норвегии объем прямых государственных инвестиций в изучение недр составляет в пересчете с норвежских крон порядка 120 млрд руб. в год. Темпы роста финансирования до 2022 г. (относительно 2017 г.) составят примерно 40%.

«К сожалению, в наших программных документах, которые закладываются и в Стратегию [до 2035 г. – НиК], и проект программы текущего развития ВМСБ, мы такой динамики не наблюдаем», – сказал Панов. По его словам, вопрос достаточности ресурсов очень остро встал в сентябре 2018 г., когда, пожалуй, впервые в таком контексте проблема состояния запасов, а также поддержания темпов добычи углеводородов в РФ была вынесена в отдельную повестку совещания правительства («О развитии нефтяной отрасли и стимулировании добычи нефти», 18 сентября).

«Впервые на уровне правительства были озвучены объективные цифры текущего состояния и перспективы добычи нефти в стране. И если опираться на те цифры, которые прозвучали в докладе Дмитрия Николаевича Козака, то из прогнозируемых 590 млн тонн [годовой добычи], которые заложены в проекте Энергостратегии до 2035 г., мы в лучшем случае увидим порядка 410-420 млн тонн»,

– отметил Панов.

Глава Росгеологии добавил, что проблемы сокращения ресурсной базы углеводородов на сентябрьском совещании правительства обсуждались и в аспекте загрузки существующей инфраструктуры и обеспечения экспортных потребностей государства. Но главным образом правительство озабочено тем, чтобы сохранить темпы роста экономики и уровень доходной части бюджета. Как отметил Дмитрий Медведев, в инвестиционных, инфраструктурных проектах нефтяных компаний «участвуют предприятия многих других отраслей, к тому же нефтяники выплачивают в бюджет в среднем две трети своей выручки».

В итоге Минэнерго предложено разработать меры, которые позволили бы обеспечить реализацию поисково-разведочных работ в объемах, необходимых и компаниям, и государству.

Три источника роста

Как сообщил Панов, принимаемые меры сводятся к трем составляющим. Первая – налоговое стимулирование компаний для интенсификации объемов ГРР.

«Это критически важная задача», – отметил глава Росгеологии.

Вторая мера – увеличение объемов ГРР за счет средств госпрограмм, в том числе увеличение объема работ как в ранней стадии геологоразведки, так и в поисково-оценочной стадии. Третья мера, предлагаемая Минэнерго, – инвентаризация запасов, находящихся как на балансе Минприроды, так и компаний. Это позволит определить наиболее ликвидные объекты, требующие первоочередного ввода в эксплуатацию в среднесрочной перспективе.

Панов также привел ряд показательных расчетов, которые были сделаны в ходе совместной работы Росгеологии и ГКЗ Роснедр. Объемы добычи в компаниях четко коррелируют с проводимым эксплуатационным бурением. Фактически добыча на территории России растет прямо пропорционально темпам прироста эксплуатационного бурения.

Что касается поисково-разведочного бурения, с 1990 г. его темпы роста были сопоставимы с темпами эксплуатационного бурения. Тренд, по сути, был сломлен с середины 2000-х гг. Уже с 2005 г. темпы эксплуатационного бурения начали интенсивно расти, пропорционально росла и добыча. А поисково-разведочное бурение осталось на уровне, который был достигнут в 2005 г., – около 1,2 млн погонных метров в год. При том что на конец 1980-х гг. объемы такого бурения составляли свыше 6 млн погонных метров в год.

«Специалисты могут сказать, что часть прежних объемов поисково-разведочного бурения компенсируется новыми технологиями сейсморазведки. Но тем не менее они не могут компенсировать в шесть раз сократившиеся объемы бурения»,

– подчеркнул Роман Панов.

Он привел формулу расчета целевых показателей объемов поискового бурения, которая применялась в СССР в 1980-х гг. Для регионов Западной Сибири и Урала объемы поисково-разведочного бурения должны были составлять 25% от общего объема бурения (в т. ч. эксплуатационного), проводимого в СССР. Именно такие параметры позволили поддерживать темпы прироста ресурсной базы. В целом объемы поисково-разведочного бурения в СССР составляли порядка 30% от общего объема.

В современной России этот показатель составляет всего 5%, подчеркнул Панов. Это, по мнению главы Росгеологии, и есть ответ на многие вопросы в сфере геологоразведки, в том числе почему не формируются перспективные участки поискового задела, отсутствуют объекты, которые были бы готовы к передаче под лицензирование компаниям-недропользователям, и где тот самый «ресурсный потенциал», который в перспективе должен обеспечить темпы добычи на уровне Энергостратегии-2035 (около 600 млн т/г).

В разведку – одни «старики»?

В ходе работы над проектом стратегии развития МСБ России Росгеология совместно с экспертами РАН сделала оценку наиболее перспективных территорий для проведения поисково-разведочных работ с целью компенсации выбывающей добычи и ресурсной базы углеводородов в горизонте до 2035 года, рассказал Панов на «Геологоразведке 2018».

Как ни удивительно, основной прирост запасов и добычи дадут вовсе не арктический шельф и не Дальний Восток.

По мнению экспертов, необходимо сфокусировать внимание на традиционных регионах нефтедобычи, в первую очередь Сибирской и Волго-Уральской нефтегазовой провинции.

Если сосредоточить внимание и необходимые инвестиции на ГРР на этих территориях, они способны до 2035 г. дать свыше 60% прироста ресурсной базы в виде капитализированных запасов. Порядка 20% прироста могут дать совокупно Приволжский, Северо-Кавказский и Южный федеральные округа. И только 4% новых запасов до 2035 г. способны дать проекты на шельфе.

«Никто не говорит, что шельфом не надо заниматься. Изученность российского шельфа крайне низкая. Но с точки зрения приоритетов поисково-разведочных работ традиционные регионы нефтедобычи имеют колоссальный потенциал прироста запасов, и на этом должен быть сосредоточен фокус как государства, так, на мой взгляд, и компаний-недропользователей»,

– отметил глава Росгеологии.

Расчеты, сделанные в ходе проработки проекта развития МСБ России, показывают, что оценочно каждый рубль инвестиций, которые могут быть вложены в ГРР, дает примерно 112 руб. капитализируемых запасов нефти в недрах – то есть доказанных и готовых к вводу в разработку (оценки на 2017 г. без учета инфляции).

«Ни одна другая промышленная отрасль такого уровня добавленной стоимости дать не может», – заметил Панов. Он добавил, что именно этими критериями должны руководствоваться и регуляторы, и компании, и сама Росгеология как представитель госсектора в геологоразведке.

Кстати

Минэнерго предлагает ввести налоговые вычеты по затратам на ГРР в Арктике

Такое предложение высказал министр энергетики РФ Александр Новак, выступивший на заседании правительства 25 октября с докладом о развитии производства и экспорта сжиженного природного газа. Отметив стратегическую важность освоения ресурсной базы для расширения производства сжиженного природного газа (по словам Новака, запасы только в Ямало-Ненецком автономном округе оцениваются в 38,5 трлн м3 газа, из которых для производства СПГ и достижения целей по экспорту достаточно использовать пятую часть, что обеспечит производство более 120 млн тонн СПГ), министр предложил правительству рассмотреть ряд мер по стимулированию компаний-недропользователей в части геологоразведки в Арктике.

«Необходимо проработать вопросы ускорения вовлечения в разработку ресурсов Арктики; рассмотреть возможность совершенствования механизма применения повышающего коэффициента для проведения геологоразведки в Арктике в части вычета затрат из базы налога на прибыль»,

– подчеркнул Новак.

Глава Минэнерго считает необходимым рассмотреть «возможность ускорения срока амортизации геолого-разведочного оборудования и предоставления льгот по уплате налога на имущество в части оборудования, используемого инновационными компаниями при проведении геолого-разведочных работ в Арктике».

Ирина Роговая

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter