Тема недели: США решили «поддержать» нефть
Аналитика

Тема недели: США решили «поддержать» нефть

1 марта 2019, 19:36Екатерина Вадимова
Санкционная политика Вашингтона в отношении государств-экспортеров нефти неуклонно нарастает

Санкционная политика Вашингтона в отношении государств-экспортеров нефти неуклонно нарастает. Россия, Венесуэла, Иран — страны, на которые Соединенные Штаты собираются только усиливать экономическое давление. И если новые санкции в отношении России еще как-то можно объяснить, то смысл в нагнетании антииранской истерии весьма туманен. Тегеран и так вынужден продавать сырье с большим дисконтом.

При этом власти Ирана неоднократно заявляли, что в случае полной физической остановки экспорта страна найдет возможность заблокировать всю ближневосточную нефть, то есть перекрыть Ормузский пролив. Стоимость углеводородного сырья при этом немедленно вырастет до астрономических величин.

А ведь именно против высоких цен на черное золото регулярно выступает президент США Дональд Трамп.

Тем не менее на днях госсекретарь США Майк Помпео призвал ужесточить санкции против Ирана, чтобы бороться с его ракетной программой.

«Последний запуск ракеты Ираном вновь доказывает, что Иран не делает ничего для остановки ракетной программы», — написал Помпео в Twitter. Тегеран игнорирует предписания Совета Безопасности ООН и расширяет возможности в части баллистических ракет, считает госсекретарь.

Стоит отметить, что Иран действительно в последнее время активно занимается развитием ракетных технологий. 25 февраля вооруженные силы страны успешно провели пуск крылатой ракеты с малой подлодки типа «Гадир». Ранее страна предприняла новую попытку запустить свой спутник «Паям» на орбиту.

Более того, в ответ Помпео глава МИД Ирана Джавад Зариф в интервью швейцарской газете Baseler Zeitung сообщил, что Иран может удивить ответными мерами в случае, если США решат ужесточить антииранские санкции в области экспорта нефти.

«Помимо закрытия Ормузского пролива, у нас есть и другие возможности остановить поток нефти в случае угрозы. У Ирана есть планы, которые нейтрализуют незаконные санкции США против иранского экспорта нефти. У нас есть много способов продать нашу нефть», — заявил Зариф.

Он также дал понять, что сейчас Иран намерен участвовать в ядерной сделке, но это продлится до тех пор, пока иранский народ будет это одобрять.

«Это зависит от воли иранской нации. Меньшинство громко заявляло о том, что они против сделки. Но когда люди становятся еще злее, меньшинство может превратиться в большинство», — указал министр.

Согласно оценке отраслевых экспертов, никакой прямой экономической выгоды от конфронтации с Ираном у США нет. Это реализация геополитических интересов администрации Трампа. В то же время они указывают на то, что Иран находится в тяжелой экономической ситуации. Дополнительное сокращение иранского экспорта не сможет сильно повлиять на мировой нефтяной рынок, поэтому Тегеран не захочет нагнетать военное напряжение в регионе; удивить чем-либо Вашингтон ему будет сложно. Но если загнать страну в угол, она способна дать мощный военный отпор. Впрочем, вполне вероятно, что именно этого и добиваются Соединенные Штаты, стремящиеся всеми возможными способами ослабить весь Евразийский регион.

Замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева в интервью «НиК» отметила, что Ирану достаточно сложно налаживать новые поставки нефти в обход существующих маршрутов.

«У них мало выходов — через Каспийское море и российскую территорию или Азербайджан и Турцию.

Но прикаспийским государствам, способным поддержать Иран в трудной ситуации, фактически нужно действовать в пику США. Вряд ли Азербайджан и Туркменистан решатся на такой шаг: США поддерживают Южный газовый коридор»,

— указала аналитик. По ее мнению, Иран мог бы удивить США своповыми поставками сырья и криптовалютой.

Кокорева считает, что основная выгода для США от усиления санкций в отношении Ирана заключается в дестабилизации ситуации в регионе.

«Иран настолько ослаблен, что не представляет угрозу нефтяному рынку. Но он мог бы активно наращивать экспорт газа. Для США важны энергетические вопросы, им нужно препятствовать определенным недружественным странам в осуществлении энергетической экспансии в Азии», — отметила аналитик.

Эксперт Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев предположил, что угрозы Ирана — воинственная риторика. На самом деле у США в какой-то мере развязаны руки.

«На нефтяном рынке складывается профицит, и уход с него полумиллиона баррелей иранской нефти не будет критичным.

Если Трамп сможет договориться с Европой, Китаем и Индией о сокращении иранского экспорта, он пойдет на ужесточение санкций в отношении Тегерана. По крайней мере, сейчас у него больше возможностей это сделать, чем осенью 2018 г.», — указал Белогорьев в интервью «НиК».

Отвечая на вопрос о том, существует ли экономическая выгода для США от усиления антииранских санкций, он заметил, что политика Штатов в отношении Тегерана в наибольшей степени подвержена эмоциям и представлениям Трампа о геополитике.

«Большой продуманной линии я не вижу. Это точно не связано с тем, чтобы увеличить или уменьшить влияние на нефтяной рынок и поддержать собственную сланцевую добычу. Трамп реализует свое представление о геополитике, с экономическими интересами США это не транспонируется», — заявил Белогорьев.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов отметил, что Трамп успешно разрушил концепцию безопасности, в которую встраивали Иран на протяжении президентского срока Барака Обамы.

«Иран — страна, которая уже в обозримом будущем может получить весь комплекс ракетных и ядерных технологий. Для США это серьезный кошмар в геополитическом плане. Опасность от выпадения объемов иранской нефти купировали.

То есть смирились с тем, что Тегеран перейдет к контрабандной продаже нефти. У него для этого есть традиционный покупатель — Китай.

Они уже обеспечили безопасность своих союзников — Японии и Южной Кореи, — которые зависели от иранской нефти. Иранская нефть не уйдет с рынка, а будет продаваться с дисконтом и в обход всех долларовых платежей», — считает эксперт.

Он уверен, что Иран будет пугать США именно возвратом страны к своей ракетно-ядерной программе.

«В рамках концепции администрации Обамы — это полная катастрофа, но у Трампа нет пиетета перед предшественниками. У него две четкие цели — обуздание Китая и «унасекомлевание» политических союзников в Европе. Вокруг этих целей он концентрирует политику. Иран, как и отчасти РФ, для него понятный враг. Трампу выгодно, если Иран вернется к ракетно-ядерной программе и войдет в клуб ракетно-ядерных держав», — считает Анпилогов.

Он напомнил, что уже идут испытания иранских ракет средней дальности.

«Пока они неудачные, но это этап, который пройден практически всеми ракетными державами. Режима нераспространения ракетных технологий не существует. Ирану не составит труда создать ракеты средней дальности, они уже есть у Пакистана и Индии. С ядерной программой немного сложнее, поскольку есть договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), подразумевающий взаимные обязательства стран ядерного клуба и тех, кто вступил в договор. И тут у Ирана есть интересная вилка. С одной стороны, он может пойти на обострение, а с другой — способен максимально подойти к порогу, но его не переступать, не создавая и не устанавливая ядерное оружие. Как показывает практика, даже если Иран выйдет из договора о нераспространении де-факто, проведя испытания ядерного оружия, ничто кардинально не изменится.

С моей точки зрения, Иран захочет максимально использовать момент шантажа, будет стараться воздействовать на США, чтобы вернуться на мировой рынок»,

— заявил эксперт.

У Трампа есть политика в отношении Ирана — чем хуже, тем лучше.

«США следуют имперской политике — чем дальше от тебя находится очередная мировая война, тем лучше. Они уже два раза успешно пользовались этим рецептом — в Первую мировую войну и во Вторую. Потому, где бы сейчас ни началась война в Евразии, это выгодно для Вашингтона. Иран — слабое звено, которое можно выдернуть из Евразийской безопасности», — напомнил Анпилогов.

По его мнению, если политика США в отношении Ирана продолжится, страны придут если не к открытому конфликту, то фактически к лекалам противостояния, которые наблюдались в первые годы после исламской революции, но их техническое исполнение будет гораздо более опасным.

«Хаменеи мог грозить только виртуальными карами, а нынешний Иран вполне способен получить ядерный арсенал, сравнимый с арсеналом Израиля и КНДР.

В этом случае баланс сил на Ближнем Востоке поменяется радикально. Тогда уже и Саудовская Аравия (основной противник Ирана) постарается получить ядерное оружие, и другие страны региона также не захотят отставать. Это самый опасный сценарий, но в случае продолжения нынешней американской политики он становится все более вероятным», — резюмировал эксперт.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter