ЦЕНЫ НА НЕФТЬ: Brent $51.90 (+0.48) WTI $51.00 (+0.39)
 

Лицензионный аукцион в Перми: от расширения недропользования в Пермском крае выигрывают компании с пунктами сдачи нефти

Лицензионный аукцион в Перми: от расширения недропользования в Пермском крае выигрывают компании с пунктами сдачи нефти

14 декабря 2016 г. OilCapital.ru. Примечательным получился ноябрьский конкурс на девять лицензионных участков в Пермском крае. На них претендовали 26 компаний очень разного масштаба: от федеральных до небольших независимых, но с равно высоким интересом почти ко всем аукционным лотам.

Особенность нефтяной геологии Перми в том, что здесь нет свободных крупных и даже средних по запасам месторождений. Из распределенных площадей более 55% принадлежит группе ЛУКОЙЛ, которая обеспечивает 98% добычи в крае.

Тем не менее, благодаря многочисленности мелких месторождений, регион остается интересным недропользователям. Нынешний конкурс тому подтверждение: только в нескольких лотах запасы нефти превышали 1 млн тонн, но борьба за участки получилась весьма жаркой. Возможно, объяснение в том, что в Перми – европейском регионе России с развитой транспортной инфраструктурой – фактор объема ресурсов не так важен.

Другая особенность Пермского края состоит в том, что доступ к этой разветвленной системе транспортировки нефти имеют всего несколько компаний. Остальные недропользователи оказываются перед выбором: строить и сертифицировать собственные нефтяные приемо-сдаточные пункты (ПСП), или платить за услуги хозяевам ПСП. Как показывает практика таких взаимоотношений в Перми, «давальцы» находятся в очень уязвимом положении, и с учетом этого аспекта результаты ноябрьского лицензионного аукциона в Перми выглядят еще интереснее.

Из девяти участков, выставленных на аукцион, недропользователи купили восемь с совокупными запасами в 11 млн тонн нефти и конденсата и 30 млрд куб. м газа. Да, это не крупные лицензионные «пироги», которые продавались 10-15 лет назад, но небольшие пермские участки разошлись в условиях конкуренции. Оценить роль этого ресурсного пакета для нефтегазовой отрасли в Пермском крае можно, сравнив его с объемом запасов нераспределенного фонда, который оценивается Приволжскнедрами в 32 млн тонн. То есть в ноябре было продано за раз как минимум 30% свободных запасов.

Самым дорогостоящим приобретением на ноябрьском аукционе стал Северо-Юрманский участок, за который главная пермская нефтедобывающая компания – ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» – заплатила 80,25 млн руб. при стартовом платеже в 1,726 млн. 46-кратное превышение первоначальной цены было достигнуто в условиях жесткой конкуренции за 300 (!) аукционных шагов. Между тем этот «премиальный» участок имеет разведанные запасы нефти категории С1 всего 92 тыс. тонн, и еще 18 тыс. тонн прогнозных ресурсов С3; запасы газа категории С1 составляют 4 млрд куб. м. Но участок оказался столь ценным потому, что в его пределах расположено Западно-Ильичевское поднятие Ильичевского газонефтяного месторождения. Разрабатывает его то же «ЛУКОЙЛ-Пермь», которое, безусловно, заинтересовано в дополнении новых активных запасов к объекту, эксплуатируемому с 1994 года, истощенному, но оснащенному промысловой и транспортной инфраструктурой.

«ЛУКОЙЛ-Пермь» ищет баланс

Пермский край остается территорией роста производства нефти, и по сравнению со всем своим Волго-Уральским регионом в целом, и тем более с Ханты-Мансийским автономным округом (ХМАО), другим традиционным районом добычи. За три квартала 2016 года ХМАО сократил объем добычи на 1,8%, а Пермь – увеличила на 2%. Однако темпы подъема в Предуралье замедляются. В 2015 прирост составил 4%, а по итогам нынешнего года снизится до 1%, прогнозируют в департаменте по недропользованию Приволжского федерального округа по Пермскому краю. Начальник отдела геологии и лицензирования департамента Андрей Сюткин рассказывает, что если в 2015 году добыча составила 15,5 млн тонн, то в 2016 году ожидается около 16 млн.

Такое положение с добычей обусловлено спецификой пермской «нефтянки»: разведанные запасы черного золота в крае оцениваются в 580 млн тонн с лишним. Но они распределены между 236 месторождениями, что обуславливает отсутствие источников крупных дополнительных объемов. В свою очередь, это объясняет, почему «ЛУКОЙЛ-Пермь» так сражалось за Западно-Ильичевское поднятие. Его геологи указывают, что теперь на нем развернутся работы, связанные с детальной доразведкой, и напоминают, что поиск пропущенных залежей обеспечил компании существенную часть из 20,5 млн тонн приращенных в 2015 году запасов.

Вообще за последние десять лет в Пермском крае обнаружено 14 новых месторождений и 90 залежей на разрабатываемых месторождениях. В июле 2016 года «ЛУКОЙЛ-Пермь» поставило на госбаланс Южно-Калмиярское месторождение в Куединском районе с извлекаемыми запасами 128 тыс. тонн нефти. Еще через месяц – сообщило об открытии Западно-Чикулаевского месторождения, извлекаемые запасы которого оценены в 279 тыс. тонн. Но, возможно, что фактор открытия пропущенных ранее залежей имеет не только численное преимущество над новыми месторождениями. Пропущенные залежи зачастую показывают высокие показатели продуктивности. Например, Павловское месторождение «ЛУКОЙЛ-Пермь», выявленное еще в 1950-е годы, обрело сегодня «вторую молодость», благодаря открытию на нем новых залежей во франско-фаменских отложениях. Современное исследование объекта сейсморазведкой 3D позволило закартировать несколько новых поднятий, и определить перспективные точки строительства дополнительных скважин. В результате новые стволы обеспечили дебиты в 70 тонн в сутки – это очень высокий показатель для Волго-Уральского региона. Надежда Лядова, директор филиала «ПермНИПИнефть», указывает, что так как франско-фаменская толща имеет широкое распространение в крае, то «павловский прецедент» открывает дополнительные перспективы для доразведки эксплуатируемых месторождений.

ЛУКОЙЛ некоторое время назад принял «Стратегию развития геологоразведочных работ на территории Пермского края на 2016-2025 гг.», однако «из-за сложившейся экономической ситуации» ее положения уже пересматриваются. Тем не менее, в ближайшей перспективе – в 2017 году – «ЛУКОЙЛ-Пермь» сохранит объемы эксплуатационного и разведочного бурения на уровне 2016 года – 230 тыс. м. Это на 13% меньше показателя 2015 года, когда были приращены крупнейшие за последние десять лет запасы, но лучше первоначального плана, по которому снижение проходки в 2016 предполагалась на уровне 40%. Такая противоречивость решений показывает, что политика крупнейшего недропользователя Пермского края устойчива только в части освоения небольших запасов в районах, требующих как можно более меньших затрат на геологоразведочных работах.

С другой стороны, как уже понятно, штучные крупномасштабные открытия в регионе невозможны, поэтому ресурсный масштаб уступает приоритетное значение минимизации затрат на развитие производства. Так, Сергей Черепанов, заместитель генерального директора «ЛУКОЙЛ-Перми» по геологии и разработке, говорит, что новое Южно-Калмиярское месторождение, будет вовлекаться в разработку «путем минимальных вложений в обустройство», потому что необходимая инфраструктура там уже есть. Объем капитальных вложений оценен в 150 млн руб., после инвестирования которых затраты будут только эксплуатационными. Черепанов сообщил местным СМИ, что «открытие этого месторождения означает, что мы продолжаем свою стратегию геологоразведочных работ на юге региона, которая заключается в поиске новых залежей и месторождений на территориях, где мы уже достаточно долго развиваемся».

Кто польстился на запасы?

Другие пермские нефтедобывающие компании стараются проводить аналогичную политику. У тех же недропользователей, кому не удается приспособиться к местной специфике, бизнес разваливается – примеры чему мы приведем чуть позже.

В администрации Пермского края сообщили, что помимо четырех «дочек» ЛУКОЙЛа в регионе действуют еще 27 нефтяных недропользователей. Правда, добычу ведут порядка 12 «нелукойловских» предприятий, у большинства которых по 1-2 лицензии.

Одно из таких предприятий – ООО «УНК-Пермь», контролируемое кипрскими компаниями, на ноябрьском аукционе приобрело самые крупные по запасам участки – Бардабашинский и Федотовский. При этом заплатив небольшие для «нефтянки» суммы – 4,18 млн и 3,73 млн рублей соответственно и сделав по одному шагу от стартовой цены. «УНК-Пермь» разрабатывает сейчас единственное месторождение, и для продолжения деятельности ему нужно расширение ресурсной базы. Но купленные участки малоизучены, что определяет невысокую цену, которую были готовы заплатить недропользователи.

Один из крупнейших и изученных участков, которые предлагались на ноябрьском аукционе – Чердынский с запасами нефти в 842 тыс. тонн по категории С1 и 891 тыс. тонн по категории С2 – содержит одноименное месторождение с 4 законсервированными скважинами. В прошлом десятилетии данные ГРР по этим скважинам были переинтерпретированы, результатом чего стал рост оценки запасов. Чердынский участок приобрело ЗАО «Уралнефтьсервис» (УНС), «дочка» «Нефтисы».

Также УНС купило Гущинский участок с одноименным месторождением с извлекаемыми запасами в 86 тыс. тонн нефти. Основная ценность Гущинского в том, что он расположен рядом с эксплуатируемым компанией Алтыновским месторождением, имеющим всю необходимую инфраструктуру.

Слить, чтобы не «слить»

Между тем задачи нефтяного недропользования в крае осложняются дефицитом приемо-сдаточных пунктов нефти. Сейчас их действуют около десятка, и большая часть, естественно, принадлежат ЛУКОЙЛу. Свой ПСП есть у «Уральской нефтяной компании» на юго-западе края, у УНС – неподалеку от Перми. Собственный пункт приема-сдачи строит ЗАО «Институт «РОСТЭК».

Некоторые пункты принимают нефть сторонних компаний, не имеющих ПСП. Обычно это происходит следующим образом. «Давалец» привозит на ПСП сырье автоцистернами, платит или отдает нефтью владельцу пункта 15-25% от объема груза, и еще 30% – «Транснефти» за ее услуги.

Вот как разъясняет ситуацию с дефицитом ПСП Алексей Червонных, генеральный директор малой компании «Пермоблнефть»: «Основная проблема для всех недропользователей в Пермском крае – как организовать сбыт, как сдавать добытую нефть. Можно либо построить свой пункт приема и сертифицировать его (но это дорого), либо попытаться договориться с недропользователем, который имеет этот доступ. Если компании удается решить вопрос доставки добытого сырья до покупателя, то можно работать. Иначе это только добыча нефти, а не бизнес».

«Пермоблнефть» не очень преуспела в поисках доступа к ПСП. Еще год назад у нее были в разработке два участка на юге края – Самойловский и Красносельский с миллионными запасами, а также имелся опцион на получение лицензии на эксплуатацию скважин на трех месторождениях на севере региона – законсервированных, но принадлежащих компании. В том числе были и скважины и на Чердынском месторождении. Но компания не смогла договориться с «ЛУКОЙЛ-Пермью» о доступе к ее ПСП, и Чердынское так и не вошло в эксплуатацию.

Эта история «Пермоблнефть» закончилась ноябрьским аукционом, по результатом которого «Уралнефтесервис» купил Чердынский участок вместе со скважинами за 56,4 млн руб., всего на 5,1 млн больше стартовой цены. Думается, такой экономичный подход обусловлен тем, что блок находится на севере Пермского края в отдалении и от системы «Транснефти», и от собственного ПСП УНС в окрестностях поселка Пыласово под Пермью. Рискнем предположить, что влияние Гуцериева поможет ему договориться о сдаче чердынской нефти с владельцами ближайших ПСП, чего не удалось сделать местной «Пермоблнефти». Но договариваться придется.

Точно также придется договариваться ООО «УНК-Пермь», ООО «Сиаль» и другим независимым победителям ноябрьского лицензионного аукциона. Можно предположить, что основным выгодоприобретателем такого партнерства окажется «ЛУКОЙЛ-Пермь». Пермские нефтяники указывают, что владельцы ПСП иногда достаточно вольно обходятся с грузами «давальцев», либо взимая плату сверх оговоренного размера, либо просто присваивая нефть.

В свою очередь, владельцы ПСП указывают, что перед сливом в систему «Транснефти» сырье должно быть доведено до товарного состояния, то есть обессолено, обезвожено, очищено от механических примесей и т.д. Проекты по строительству узлов приема нефти (УПН) или затраты по подготовке нефти на чужих мощностях становятся серьезной проблемой для малых недропользователей. Несколько лет назад краевой Арбитражный суд рассматривал иск ООО «ПКФ «Синтез-Трейд» к ООО «Селена-Пермь» о нанесении ущерба на 10,4 млн руб. путем невозвращения нефти, переданной на товарную подготовку. В ответном иске «Селена-Пермь» требовала выплатить ей 1,32 млн руб. за незаконное обогащение (неоплату услуг по подготовке). Суд не удовлетворил оба иска, придя к выводу, что некоторые объемы нефти были удержаны переработчиком за отказ «Синтез-Трейд» оплатить работу из-за разногласий по ее стоимости. Как утверждают местные СМИ, эта история является показательной с точки зрения описания ситуации в сегменте «независимой нефтедобычи» Пермского края.

С другой стороны, ЗАО «Институт РОСТЭК» сначала перестало платить ЛУКОЙЛу за товарную подготовку своей нефти, создав собственный УПН, а затем приступило к строительству собственного ПСП. «ЛУКОЙЛ-Пермь» теперь даже участвует в проекте, так как хочет подключить к новому пункту свои близлежащие промыслы и сэкономить на автоперевозках.

Оказание услуг по приему-сдаче черного золота может оказаться и самоценным бизнесом. Одна из местных «дочек» ЛУКОЙЛа – ООО «УралОйл», истощив свои запасы, теперь обслуживает на своем ПСП коллег из РИТЭКа и других пермских компаний. Так производственная необходимость превратилась в доходный актив, который будет приносить прибыль дольше, чем разработка отдельно взятого месторождения.

Далекое будущее

Геологи «ЛУКОЙЛ-Перми» сохраняют надежды, что при увеличении цен на нефть до $70 за баррель компания активнее займется расширением ресурсной базы.

Неразведанные перспективные ресурсы нефти в крае оцениваются в 752 млн тонн. Эта сырьевая база включает в себя с десяток очень различных компонентов. Наиболее просты для освоения франско-фаменские отложения, затем – пермские и складчато-надвиговая зона Урала в восточной части края. Пермские горизонты имеют небольшие запасы, но они залегают на глубинах до 500 м, поэтому их эксплуатация будет дешевле нынешней добычи. Восточная часть края мало изучена, и ее разведка потребует сотен миллионов рублей. А самые главные нефтяные перспективы Перми связываются с освоением нижних горизонтов – мощность осадочных пород в крае превышает 15 километров, а сейчас разрабатываются залежи до 2500 м.

Понятно однако, что новые территории и глубины Пермского края заинтересуют нефтяные компании не раньше, чем четко обозначится перспектива дефицита запасов ныне разрабатываемых месторождений. А геологи края утверждают, что этих запасов хватит на ближайшие 30 лет.

Параметры лицензионных участков пермского аукциона в ноябре 2016 года 

Участок

Площадь, кв. км

Запас нефти, тыс. т

Платеж млн. руб.

Победитель

Северо-Юрмановский

63,8

92 (С1) + 18 (С2)

80,25

«ЛУКОЙЛ-Пермь»

Бардабашинский

65,4

3890 (С3)

4,18

«УНК-Пермь»

Федотовский

40,2

3480 (С3)

3,73

«УНК-Пермь»

Гущинский

10,8

263 (С1) + 143 (С2)

22,37

«Уралнефтесервис»

Чердынский

22,6

841 (С1)

56,4

«Уралнефтесервис»

Мальцевский (Удмуртия)

715

198 (С1) + 70 (С2)

32,89

ОНК

Тазмеровский

6,2

198 (С1)

19,87

«Сиаль»

Энский

5,1

1800 (Д1)

0,84

«Геосервис Пермь»

Ракинский

3,9

57 (С1)

не было заявок

 

 

14 декабря 2016 г. 16:54
Подписаться на рассылки
RSS


OilCapital.ru

Лицензионный аукцион в Перми: от расширения недропользования в Пермском крае выигрывают компании с пунктами сдачи нефти

Примечательным получился ноябрьский конкурс на девять лицензионных участков в Пермском крае. На них претендовали 26 компаний очень разного масштаба: от федеральных до небольших независимых, но с равно высоким интересом почти ко всем аукционным лотам.

Вся статья
Закрыть

Вакансии ТЭК

Geoscience Specialists

Компания: Brunel Energy 27.02.2012
Все вакансии

Контакты Реклама на сайте Карта сайта

© ЗАО «Издательский Дом Нефть и Капитал» 2002-2017.

Перепечатка материалов сайта допускается только с письменного разрешения редакции.