Каскад проблем ОПЕК не имеет легкого решения — Bloomberg
15 сентября , 18:08
Перевод: Сергей Танакян
Однако без ОПЕК или аналогичной группы мир будет далеко не райским местом

60-летний юбилей ОПЕК омрачен не только коронавирусом, но и неспособностью организации поддерживать дисциплину своих разношерстных участников для достижения общих задач в добыче нефти, утверждает обозреватель агентства Bloomberg Джулиан Ли. Несмотря на то, что по случаю «бриллиантовой» годовщины своего создания ОПЕК делает вид, будто дела у организации идут хорошо, ее внутренние разногласия вновь выходят на первый план, поскольку фактический лидер картеля — Саудовская Аравия — борется за дисциплину среди его членов, одновременно стремясь добывать больше нефти.

Юбилейные торжества, запланированные в багдадском дворце «Аль-Шааб», где некогда состоялось рождение ОПЕК, были отложены в связи с пандемией коронавируса. Возможно, это и хорошо, полагает автор Bloomberg, поскольку собрание участников ОПЕК гораздо больше напоминало бы скандальную семейку Симпсонов, нежели образцово-показательную династию Уолтонов из знаменитого американского сериала 1970-х годов (первым это сравнение некогда использовал президент США Джордж Буш-старший, призывая к укреплению американских семей).

Разногласия между членами ОПЕК существовали на протяжении большей части существования картеля, объединявшего 12-15 разных стран, единственной общей характеристикой которых была сверхзависимость их экономик от экспорта нефти.

А вы, друзья, как ни садитесь…

Состав членов ОПЕК менялся по мере того, как одни и те же страны начинали и прекращали свое участие в организации. Исходный ее состав насчитывал пять участников (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия, Венесуэла), но уже к середине 1970-х годов ряды ОПЕК пополнили Катар, Индонезия, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон.

Наиболее явные разногласия в ядре ОПЕК возникли в 1980-х годах, когда картель предпринял печально известную попытку создать подчиняющийся определенным правилам механизм распределения квот на добычу нефти. Тогда члены ОПЕК представили свои критерии для установления квот наряду с собственными предложениями по оценке их веса, и нет ничего удивительного в том, что арабские страны Персидского залива с небольшим населением и огромными запасами нефти отдали предпочтение тем критериям, которые были основаны на масштабе их сырьевых резервов. Напротив, страны с большим населением и ограниченными запасами нефти отдавали предпочтение социально-экономическим соображениям при распределении квот наподобие той же численности населения или уровня внешнего долга.

В результате вся эта затея сошла на нет, лишь продемонстрировав вектор глубокого раскола внутри участников ОПЕК.

Линия разрыва

Этот принципиальный раскол является фоном вечной проблемы ОПЕК: как убедить участников организации выполнять обязательства по добыче нефти, на которые они согласились? Способа преодолеть эту «проблему безбилетника» картель так и не обнаружил.

Странам Аравийского полуострова с их большими запасами нефти и незначительным населениям в целом было гораздо проще придерживаться своих квот по добыче, чем остальным участникам ОПЕК. Единственным недавним исключением из этого правила был Ирак, освобожденный от квот с 1990 по 2017 годы в связи с войной, санкциями и необходимостью перестройки его потрясенной этими невзгодами экономики.

В последнее время казалось, что новый министр нефти Саудовской Аравии принц Абдулазиз бин Салман нашел некое решение. Вместо того, чтобы закрывать глаза на махинации других участников ОПЕК и тот факт, что Саудовская Аравия несет на себе непропорционально высокую часть бремени по балансированию предложения и спроса, он публично пристыдил «мошенников» и потребовал, чтобы они компенсировали свои первоначальные недоработки в сокращении добычи в соответствии с обещанным объемом.

Ситуацию, которая складывалась на протяжении десятилетий, никогда не просто обернуть вспять, но чего бы стоила репутация принца Абдулазиза, если бы он не настаивал на своем и его решимость не дала результат?

В августе ОПЕК удалось обязать нарушителей соглашения о сокращении добычи компенсировать свою необязательность, однако это обернулось обескураживающей ситуацией, напоминающей гидру, у которой на месте отрубленных головы тут же вырастают новые: новые нарушители соглашения обнаружились еще до того, как свои нарушения компенсировали прежние.

Два главных обвиняемых — Ирак и Нигерия — пообещали увеличить сокращение добычи и даже, кажется, попытались к этому приступить. Однако это лишь подчеркнуло недоработки других участников соглашения, прежде всего России, выступающей сопоставимой с Саудовской Аравией величиной, не входящей в ОПЕК, в рамках расширенного четырехлетнего альянса ОПЕК+, — величиной слишком значимой для того, чтобы переломить ситуацию в охваченном пандемией мире.

Согласно данным, представленным на встрече министерского мониторингового комитета ОПЕК+, Россия выполнила свои апрельские обязательства по сокращению добычи на 95%. Это гораздо лучше, чем-то, что показывала Россия в период первого подобного альянса, который просуществовал с 2017 года по конец нынешнего марта. Однако объем российской добычи по-прежнему примерно на 10 тысяч б/с выше оговоренной квоты, поэтому в июле Россия по абсолютным объемам добычи занимала второе место среди тех стран, которые добывали больше оговоренного соглашением (первое место занял Ирак, также в этом списке оказались Нигерия, Южный Судан, Габон, Конго, Экваториальная Гвинея и Казахстан). Но при этом никто, даже АБС, как сокращенно называют саудовского министра нефти, не указывает России на дверь.

Ангелы и демоны

Почему Россия получила «бесплатный проездной»? Возможно, благодаря ощущению, что Россия пошла на более значительные сокращения добычи, чем ожидалось после того, как она вышла из предыдущей сделки ОПЕК+. Или, может быть, потому, что саудиты считают неразумным противостоять столь важному партнеру, к которому ОПЕК к тому же на протяжении своей истории относился с подозрением.

Следующая проблема на подходе может привести Саудовскую Аравию в еще большее замешательство — речь идет о вопросах, связанных с исполнением условий соглашения со стороны ОАЭ, давним союзником саудитов.

Как признают сами ОАЭ, в августе их объем добычи сверх оговоренного был выше примерно на 100 тысяч б/с в связи с пиком летнего спроса на электричество, таким образом, уровень исполнения соглашения составил лишь 82%. Однако и эта оценка может быть заниженной, если исходить из так называемых вторичных источников, с помощью которых ОПЕК проводит мониторинг исполнения сделки.

Это обстоятельство демонстрирует потенциал новых нежелательных конфликтов в ходе встречи министерского мониторингового комитета ОПЕК+, которая состоится на этой неделе. И это действительно плохой знак, ведь ОАЭ, прежде один из самых дисциплинированных участников сделки, заняли иную позицию. Убедить других производителей придерживаться установленных правил теперь будет сложнее, и это настоящий скандал, возникший в тот момент, когда ОПЕК предпочла бы отметить свои успехи, а не подробно разбирать стоящие перед ней вызовы.

Впрочем, успехи в самом деле имеются: важнейший из них заключается в том, что благодаря новому соглашению ОПЕК+ с участием десяти стран, не входящих в ОПЕК, с рынка удалось убрать 9,7 млн б/с. Поэтому можно не сомневаться, что, несмотря на совершенно очевидные недостатки ОПЕК, рынки нефти благодаря 60-летнему существования картеля оказались гораздо менее волатильны. Без ОПЕК или аналогичной группы мир будет далеко не райским местом.

Перевод Сергея Танакяна

Stories:
ОПЕК