Современные риски проекта «Северный поток-2»
7 сентября , 17:12
Станислав Рогинский
Успех проекта строительства российского газопровода будет зависеть от возможности наступления целого ряда рисков

На фоне проблем, порожденных применением санкций США с декабря 2019 г., которые испытывает проект «Северный поток-2» (СП-2) с одной стороны, и той работы, которая ведется «Газпромом» в надежде завершить строительство газопровода в намеченные сроки (1 квартал 2021 г.) с другой стороны, успех проекта будет зависеть от возможности наступления целого ряда рисков.

В качестве последствий наступления рисков рассматриваются:

  • Задержка по времени в реализации проекта свыше 3 месяцев;
  • Снижение экономической эффективности проекта для «Газпрома» (в части удлинения сроков окупаемости при параллельном увеличении затрат. Перенос ввода в эксплуатацию практически на полтора года уже сказался на стоимости проекта, поскольку компания понесла дополнительные расходы по различным статьям, начиная от стоимости перехода судов с Тихого океана в Балтийское море и заканчивая арендой складских помещений в порту Мукран);
  • Прекращение проекта вследствие наступления рисков и, как следствие, потеря собственного и заимствованного капитала или его замораживание на неопределенное время.

Как показывает ход событий и анализ возможного дальнейшего развития ситуации, СП-2 на финальной стадии завершения строительства датского участка и на стадии ввода в промышленную эксплуатацию может столкнуться с тремя группами рисков:

  • Риски технологического плана, связанные с необходимостью самостоятельно завершать процесс укладки труб силами собранного в Балтийском море флота;
  • Риски, связанные с действиями Европейской комиссии, а также властей Германии и Дании в части изменения условий реализации проекта по различным причинам;
  • Риски, связанные с возможным применением новых санкций, анонсированных властями США против различных компаний, участвующих в проекте, а также с их возможным расширением в ходе обсуждения на согласительной комиссии.
Карта рисков для проекта «Северный поток-2»

Технологические риски

Анализ технического состояния готовности флота, сосредоточенного в Балтийском море, дает возможность идентифицировать следующие риски технологического плана:

  • Риск ведения строительства в схеме «связки двух судов» (R1) связан с тем, что газпромовский трубоукладочный флот в Балтийском море («Фортуна» и «Академик Черский») с высокой степенью вероятности будет использовать достаточно сложную схему совместной технической укладки газопровода (связка двух судов), при которой одно судно будет осуществлять необходимую работу по позиционированию, а второе — непосредственную работу по укладке газопровода. Это замедлит скорость укладки газопровода по сравнению с тем, как если бы «Академик Черский» (при условии модернизации под работу с трубами, используемыми на проекте) и «Фортуна» вели работу по трубоукладке параллельно. Правда, после разрешения Дании от 3.07.2020 «Фортуна» может быть использована при строительстве самостоятельно, что снижает вероятность использования схемы с двумя судами, однако в этом случае «Академик Черский» в отсутствие модернизации становится бесполезным.
  • Риск ошибки при укладке газопровода (R2) относится к отсутствию опыта работы российских судов и экипажей в условиях Балтийского моря, поскольку данная работа проводилась ранее специализированной компанией Allseas. Тем не менее, работа экипажей данных судов на Дальнем Востоке и в Арктике позволяет утверждать, что в заявленной конфигурации проект может быть реализован и данный риск не является основным;
  • Серьезный выход из строя одного из двух трубоукладочных судов — прежде всего «Фортуны», способной достраивать газопровод без какой-либо модернизации (R3). Любое значительное повреждение одного из двух кораблей в ходе проведения работы по укладке труб приведет к срыву намеченных сроков завершения проекта. Ремонтные работы на балтийских верфях России могут занять несколько месяцев, а других трубоукладчиков для завершения проекта у «Газпрома» в настоящее время не имеется, поскольку американские санкции свели к нулю возможность использования специализированных компаний;
  • Отсутствие необходимых судов для работы на проекте в структуре флота «Газпрома» (R4). В настоящее время «Газпром» ведет активную компанию по переоформлению на «чистые» с точки зрения применимости санкций юридические лица и приобретению судов, способных обеспечить выполнение отдельных процессов трубоукладочных работ. Тем не менее, отсутствие возможности приобретения таких судов (например, судов-камнеукладчиков) и, следовательно, их применения сможет нарушить целостность технологической схемы укладки.

В то же время проведенная оценка показывает, что сама вероятность наступления находится на среднем уровне, тогда как реализация любого из них приведет «Газпром» к значительным временным потерям и отложит срок ввода газопровода в промышленную эксплуатацию на неопределенное время.

Европейские риски проекта

Анализ современной экономико-политической ситуации в Европе на фоне заметно ухудшившихся отношений России со странами Европы, начиная с 2014 г., позволяет сгруппировать европейские риски проекта в отдельную группу:

  • Риск невозможности использования газопровода на полную мощность вследствие внешних причин (R5). Под внешними причинами в данном случае подразумеваются как требования европейского законодательства в части невозможности использования данного газопровода исключительно «Газпромом» (применение положений Европейской газовой директивы в редакции 2019 г.), так и необходимость продолжения транзита газа через территорию Украины на условиях 100% предоплаты до начала 2025 г. Это означает, что в период до завершения контракта с Украиной «Газпром» даже в условиях построенного газопровода будет нести дополнительные затраты, которые будут влиять на бюджет компании. Параллельно «Газпром» будет вынужден продолжать борьбу с Еврокомиссией (ЕК) за право самостоятельно заполнять все мощности СП-2, в том числе в судах различных инстанций;
  • Риск прекращения политической поддержки проекта со стороны Германии (R6). Вероятность наступления этого риска, которая до августа могла рассматриваться исключительно с теоретической точки зрения, многократно увеличивается в результате последних политических событий (провал работы минской группы по урегулированию на Украине, поддержка В. Путиным официальных результатов состоявшихся выборов в Беларуси, ситуация с отравлением в российского оппозиционера А. Навального, который был перевезен на лечение в Германию, получил статус «гостя канцлера», охрану немецкой полиции в больнице и диагноз отравления печально знаменитым ядом «Новичок»), которые могут спровоцировать значительное ухудшение российско-германских отношений. По своим последствиям наступление этого риска будет иметь катастрофические последствия, поскольку именно на Германию возлагаются надежды по успешному завершению проекта и его защиты от санкций США. И хотя до 2.09.2020 А. Меркель считала возможным разводить СП-2 и проблемы в российско-германских отношениях, после официального диагноза клиники Бундесвера по А. Навальному и возможного перехода к реальному формированию Союзного государства с нелегитимным для стран Запада лидером Беларуси А. Лукашенко защищать целесообразность строительства газопровода станет практически невозможно из-за общественного мнения. Впрочем, для Германии такая ситуация не скажется на устойчивости газоснабжения, поскольку газ будет идти и дальше через Украину по долгосрочным контрактам. Выход из «токсичного» проекта, который портит отношения Берлина с союзниками по НАТО и другими членами ЕС, может стать весьма удачным решением. Останется вопрос возврата кредитов немецким компаниям, которые участвуют в проекте, но его решение, очевидно, будет заложено в форме, которую выберет Германия по выходу из проекта;
  • Риск возникновения дополнительных требований при реализации проекта со стороны Дании и/или Германии (R7). Данный риск может быть связан с активизацией государственных организаций стран под влиянием экологических движений. Например, представляется возможным, что датские власти могут найти дополнительные причины для задержки реализации проекта, использовав данные немецкой экологической организации DUH, для дополнительного исследования безопасности проекта для окружающей среды.

Таким образом, риски группы 2 имеют большую вероятность для наступления в силу их зависимости от экономико-политических условий развития ситуации в Европе, однако, только риск отказа Германии от поддержки проекта может иметь для него фатальные последствия.

Санкционные риски США

Третья группа рисков связана с возможностью расширения американских санкций в отношении компаний, содействующих «Газпрому», в реализации проекта в рамках оборонного бюджета на 2021 г. Следует отметить, что данный документ еще не подписан президентом Д. Трампом, однако, в его отношении существует политический консенсус республиканцев и демократов. Понимание наличия единства политической элиты США в этом вопросе уже создает трудности для «Газпрома» в работе с зарубежными подрядчиками по завершению проекта и провоцирует рост вероятности наступления целой группы рисков:

  • Риск выхода иностранных кредиторов из проекта (R8) может привести к тому, что «Газпром» будет вынужден самостоятельно нести все расходы по нему, не имея возможности растянуть их погашение по времени. Это означает, что кредиты, полученные от пяти компаний — Shell, Engie, OMV, Wintershall и Uniper — должны быть возвращены после требования компаний-кредиторов. По факту это требование компаний не может остановить строительство газопровода, но может в условиях низких цен на газ существенно ухудшить экономические показатели деятельности российской компании, поставив перед ней задачу обеспечения поиска новых источников финансирования на более тяжелых условиях или оперативного перераспределения расходов в рамках корпоративного бюджета.
  • Риск необходимости переноса логистической базы (R9) может возникнуть из-за угрозы попадания под действие санкций владельца порта Мукран — компании Farhaffen Sassnitz. Эта компания обеспечивает предоставление складских помещений в порту для СП-2 и обеспечивает мощностями порта проведение работ по погрузке труб на суда, участвующие в проекте. В случае, если владельцы компании (городские и региональные власти) столкнутся с применением санкций, они откажут проектной компании в возможности использования порта, чтобы не нести экономические издержки, связанные с этими санкциями. Последствием будет необходимость переброски труб и сопутствующих материалов с территории Германии на российскую территорию, что приведет к дальнейшим задержкам во времени. Прекращение работ на время эвакуации складов в обязательном плане будет дополнено увеличением расстояния транспортировки труб вспомогательными судами из российских портов Калининградской области до мест проведения трубоукладочных работ в датской ИЭЗ. Следует отметить, что на данный вопрос санкций против портов не ставится американскими законодателями, чтобы не задевать напрямую интересы Германии.
  • Риск, связанный с невозможностью привлечения зарубежных подрядчиков и сервисных компаний (R10), которые специализируются на выполнении работ узкой направленности или на предоставлении узкосегментных рыночных услуг. Отказ этих компаний от соблюдения условий американских санкций ведет к тому, что они потеряют другие страновые и региональные рынки, тогда как «Газпром» не может гарантировать им постоянное финансирование и генерацию доходов на долгосрочную перспективу. Именно такие обстоятельства в декабре 2019 г. заставили компанию Allseas свернуть работы по укладке газопровода и выйти из проекта. Важность подобных компаний для реализации газотранспортных проектов заключается в том, что де-факто их участие и авторитетное экспертное мнение является гарантией отсутствия претензий со стороны государственных властей на стадии приемки газопровода перед вводом в промышленную эксплуатацию. Наиболее уязвимыми сторонами в этой связи представляются страхование морских работ, осуществляемых трубоукладчиками, и сертификация газопровода. Наступление этого риска может привести к прекращению реализации проекта на неопределенный срок, если «Газпром» не сможет найти эффективные инструменты для разрешения проблемы.

Проведенный анализ рисков позволяет утверждать, что в нынешних условиях половина рассмотренных рисков имеет высокую вероятность наступления, что может привести как минимум к срыву сроков завершения проекта и к увеличению капитальных затрат.

Однако только два риска, имеющие политическую подоплеку, потенциально могут иметь фатальные последствия в случае их наступления для проведения работ.

Эти риски и могут привести к временному или полному прекращению проекта, несмотря на стремление «Газпрома» достроить и ввести СП-2 в промышленную эксплуатацию в 1 квартале 2021 г.

Компания продолжает проект в крайне невыгодных для себя внешних условиях, на которые она практически не может повлиять. На уже существующие экономические потери (задержка ввода на год, затраты на украинский транзит) накладываются политические и имиджевые потери, которые ведут к снижению восприятия современной России в мире как великой державы. Этот факт заставляет «Газпром», как русские эскадры 2 и 3 Тихоокеанского флотов в далеком 1905 г., двигаться вперед, к новой «газовой Цусиме».

Станислав Рогинский, к.э.н.