Море манит
Аналитика

Море манит

16 октября , 13:18ИРТТЭК
Недоинвестирование нефтедобычи приведет к росту котировок в будущем, а это вернет актуальность проектам разработки морских месторождений Арктики

Пока западные компании строят планы по переходу к безуглеродной экономике и сокращают планы инвестиций в разведку и разработку нефтегазовых запасов, их российские коллеги предпочитают мыслить более приближенными к реальности категориями.

В среднесрочной перспективе замены углеводородам не предвидится, поэтому сегодняшнее недоинвестирование неизбежно приведет к росту нефтяных котировок в будущем, уверены они. Это вернет актуальность проектам разработки морских месторождений Арктической зоны. Однако сначала нужно отменить доказавшую свою неэффективность монополию госкомпаний на работу в регионе. Законопроект о либерализации доступа инвесторов проходит последние согласования. О шельфовых перспективах России — в материале Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) специально для «НиК».

В 2020 году российская нефтегазовая отрасль потеряла 800 млрд рублей инвестиций: настолько сократили свои затраты компании вследствие падения спроса на энергоносители. Об этом рассказал журналистам президент ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, который в конце прошлой недели вместе с профильным вице-премьером Юрием Борисовым открывал второй этап бурения на второй очереди месторождения им. В.Филановского на шельфе Каспия.

Добыча на сохранении

В данном случае речь идет о «поддерживающем» бурении — его цель не открыть новые запасы, а удержать полку добычи на плановом уровне 6 млн т в год. Но у компании в регионе большие планы. По словам Алекперова, сделка ОПЕК++ никак не повлияла на каспийские проекты: под сокращение попали в первую очередь проекты с минимальной рентабельностью.

Каспийские баррели относятся к высокомаржинальным. Такими их делают три составляющих — низкие издержки, высокое качество нефти и относительно короткое транспортное плечо: сырье поступает в систему Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), где ЛУКОЙЛ владеет 12,5% через дочернюю LUKARCO B.V. По данным, которые приводились в прошлогодней отчетности компании, при цене $50 за баррель и курсе 60 рублей за $1 нетто-цена каспийской нефти составляет 84-85%. Для обычных месторождений этот показатель не превышает 40%.

Пока непонятно, насколько эти цифры поменялись в связи с падением цен и изменением налогового режима.

Последние поправки к Налоговому кодексу лишили льгот по экспортной пошлине месторождения им. Ю.Корчагина, с которого ЛУКОЙЛ начал освоение Каспия (введено в эксплуатацию в 2010 году). Тем не менее очевидно, что рентабельность каспийских проектов остается на высоком уровне. Уже в конце следующего года планируется начать бурение на соседнем месторождении им. В.Грайфера.

В рамках Стратегии развития до 2027 года ЛУКОЙЛ планировал инвестировать в развитие нефтедобычи по $5,5 млрд ежегодно, делая акцент именно на низкорисковые высокомаржинальные проекты. В начале 2020 года Вагит Алекперов на встрече с Владимиром Путиным говорил, что компания готовит новую программу, предполагающую $100 млрд инвестиций в течение 10 лет.

Существенная доля этих средств будет, по-видимому, инвестирована в морские проекты. «Территория океана кратно больше, чем территория суши, и при нормальной цене, конечно, эти проекты будут высокоэффективными. Компания рассматривает много проектов и в Западной Африке, и в Мексиканском заливе, — рассказал Алекперов. — Конечно, хотелось бы делать это на территории нашей страны, но вы знаете, что закон до сих пор действует, что частным компаниям ограничен допуск к ресурсам, особенно связанных с Севером. Мы надеемся, что этот закон будет скорректирован и даст возможность всем на конкурентной основе участвовать в этих проектах».

Единица — ноль

Закон, отдающий монополию на разработку морских месторождений Арктической зоны «Роснефти» и тандему «Газпром»/«Газпром нефть» был принят в 2008 году под предлогом защиты госбезопасности. Речь идет о 80% всех углеводородных запасов российского шельфа — 17,3 млрд т жидких углеводородов и 85,1 трлн куб.м газа (данные Минприроды).

Результаты от монополизации направления пока не впечатляют. Как сказал министр по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов на парламентских слушаниях в ноябре 2019 году, «на проведение геологоразведочных работ на арктическом шельфе выдано 69 лицензий, при этом реализован всего один проект на месторождении Приразломное». Упущенная выгода в приросте ВВП к 2035 году оценивается в 18 трлн рублей.

Еще в августе 2019 года по итогам совещания у вице-премьеров Дмитрия Козака и Юрия Трутнева было дано поручение подготовить законопроекты, расширяющие доступ частных инвесторов к разработке арктического шельфа. К августу уже 2020 года параметры этого расширения удалось в основном согласовать.

В настоящий момент проект закона «Об особенностях организации освоения углеводородного сырья континентального шельфа Российской Федерации в Северном Ледовитом и Тихом океанах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» размещен на сайте нормативных правовых актов (regulation.gov.ru), где проходит процедуру публичного обсуждения.

«Для вовлечения обширной ресурсной базы регионов в экономический оборот необходимо стимулирование и активизация инвестиционной и предпринимательской деятельности»,

— прямо говорится в пояснительной записке. Проект предполагает возможность иностранного участия, при этом доля России не может быть ниже контрольной.

Сами нефтяники считают, что ни одна компания, частная или государственная, не способна в одиночку справиться с задачей освоения морских месторождений Арктики. Поэтому результат работы «Роснефти» и «Газпрома» и не мог быть другим. Оптимальным вариантом специалисты называют создание консорциумов, в рамках которых будут объединены технологические и финансовые возможности многих компаний.

Институт развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter